Kagamine fans`
Фан-клуб близнецов Кагамине.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Kagamine fans` > Записи участников сообщества


Записи все / пользователей
кратко / подробно
Сегодня — среда, 20 июня 2018 г.
Тест: Не покидай меня ни на минуту || Ice Fantasy ` three | gentle... Kitagawa Momo 01:04:17
­Тест: Не покидай меня ни на минуту || Ice Fantasy
` three | gentle yearning


­­


Что люди вообще могут знать о преданности? О любви, веками теснящейся в холодной груди, но теплом сердце.
Под его ногами цвели алые лотосы, играющие огненными языками, а вокруг его ауры исходило легкое, холодное свечение. Он был сильным, но все еще ребенком в душе, который вышел на тропу «войны», на тропу жизни, чтобы сделать все, чтобы его брат был счастлив. Брат.. и его прекрасная дева, окутанная добротой.
***

Снег сыпал с небес, заставляя в легком удивлении и восхищении наблюдать за чужим миром, который скрывался от глаз человека. Прекрасный снежный город с тяжелыми, словно застывшее молоко, облаками и усталыми, старыми деревьями почти до небес, полностью усыпанные серебряными украшениями, пока снег, словно летящий пепел, легкой шапкой украшал нахохлившихся в гнезде синих птенчиков, укрытых заботливым материнским крылом.
Но снежинки неспешно прокрались и в пряди волос, обрамляя пушистые ресницы, из-за чего тая, несколько капелек уловчились скользнуть к уголку глаз и затеряться в стоячем воротнике длинного черного плаща, полы которого казались запыленными, немного стертыми. «Это место, действительно, не для людей», - краткая мысль горечью проскальзывает в голове, пока точно легким, почти невесомым видением мимо вас проскальзывает веселая тень давно забытых воспоминаний – звеняще смеясь, невысокий юноша с белыми густыми растрепанными волосами пробежал мимо, почти вприпрыжку, сжимая в руках ледяную флейту.
«(Ваше имя)», - тихий голос вырывает вас из воспоминаний, и вы оборачиваетесь, поддаваясь ноткам тепла, звучащих в прохладном голосе, натыкаясь на чужой взор.
Взгляд юноши туманен: поддернут легкой, задумчивой дымкой, очаровывая холодными синими ледяными океанами.
Улыбаясь, преподносишь небольшой букет цветов, не успевший замерзнуть и завянуть в бушующих холодных ветрах. Его взгляд скользит к вашим озябшим, чуть покрасневшим от мороза рукам, сжимающим небольшой букет темно-черных лилий.
Вздрагиваешь, а после будто вспомнив, протягиваешь принцу букет. Неспешно, немного дрогнув, тонкие пальцы встречаются с вашими, обжигая тех легким, покалывающим теплом, словно огненными лепестками.
«Тебе нравится здесь?» - он принимает ваш подарок, не спеша отпускать вас, немного крепче сжимая ваши руки, внимательно вглядываясь в ваши глаза.
Легкая печаль и смятение окутывает пеленой ваше сердце, и вы снова тепло улыбаетесь, пока горькая усмешка не скользит по краешку губ Ин Кун Ши. «Здесь очень красиво». – он без слов понимает несказанные слова чуть сухими, потрескавшимися от мороза губам, когда снова кидаешь взор на прекрасные снежные просторы, опуская руки, оставляя цветки в чужих тонких пальцах. Молчание длится так долго, что он не выдерживает первым, делая шаг вперед, заключая в крепкие объятья.
Цветы, уже полностью заледеневшие падают в снег, разбиваясь, точно хрусталь – лепестки разлетаются, подхваченные ветрами.
Ин Кун Ши сжимает вас в своих объятьях, заставляя сжать его плечи, пока тот, наклонившись, обхватывает вашу спину, плечи, пряча внезапные слезы в ваших волосах. Он хватает вас, словно тонущее дитя, своего храброго спасителя.
Горечь стоит на языке, комком в горле – вы понимаете его судьбу, горящую звездой в предсказании Син Дзю. Закрываете глаза, с томящей нежностью перебирая тонкие, словно шелк, белые волосы.
«Я так люблю тебя, Ши», - выдыхаете тихо, мягко, оставляя на его щеке несмелый поцелуй, когда он отстраняется, испуганный услышанным, удивленный и растерянный, от чего он сжимает ваши плечи, внимательно ища в ваших глазах ложь. Ши хмурится, когда же ваши глаза лучатся тем искренним светом, который всегда привлекал его душу, тянул к себе, подобно снежной птице.
«Поэтому, не посмею оставить», - ледяной взор смягчается, мягкие черты лица вырисовывает легкую усталь, которую он не смел показать: ни врагу, никому, скрываясь за маской призрачного радушия и равнодушия, когда на минуту теплая улыбка проскальзывает на устах принца
«Тогда, не покидай меня ни на минуту..» - тихо говорит он, ласково касаясь вашей щеки, будто ища спасения.

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1114-010.html
Тест: "В этот раз я искушен девичьей кровью.." |The Vampire Chronicles... Kitagawa Momo 00:15:02
­Тест: "В этот раз я искушен девичьей кровью.." |The Vampire Chronicles
* Louis de Pointe du Lac


Вместе с ее рыжими волосами я потерял всю страсть к жизни. Клодия. Это имя звучало так странно. Каждый раз, когда я просыпался ночью, снова и снова.. я шел убивать, чтобы утолить проснувшуюся внутри жажду, которая все реже появлялась во мне. Страдания, пережитые мной над прахом Клодии, оказались слишком мучительны, чтобы длиться долго, но холодные звезды, смотревшие на меня с высоты небес, запретных для меня, будили во мне воспоминания, которые не болели больше, не отзывались потерянностью. Я не жаждал больше мести, я вспоминал лишь море, которое казалось черным в моих глазах и Клодию: Клодия раскладывает пасьянс, столик качается в такт волнами, фонарь поскрипывает на крючке, черный иллюминатор полон звезд. Ее склоненная головка, пальцы отводят прядь за ухо. Вот она отрывается от пасьянса, чтобы взглянуть мне в глаза. Ее взгляд пуст.
Я хотел найти любовь и добро в этой живой смерти, но этой изначально было обречено. Нельзя любить и быть счастливым, заведомо творя зло, так думал я по началу, пока не встретил (Ваше имя), которая показала мне, что моя бессмертная жизнь не так уж и плоха.
«Одиночество своеобразная пропасть, в которой беззвучно гибнут чувства, - тихо говорила она, сидя на лавочке рядом со мной, перебирая яркие бусины, - многие люди мечтают о вечности, не понимая ее истинной сути. Жить одному и отбирать жизни. Думаю, я понимаю вас. Надеюсь, вы простите моего друга, который захотел такую участь», - встав, она склонилась передо мной и ее волосы темного цвета слегка взъерошено упали на плечи. Именно тогда я ощутил тот аромат мяты, пронзивший воздух на минуту. Дикая сладость, заполнившая мой язык, дал мне понять, что находиться рядом мне нельзя. Жуткий голод, пробудился именно с ее запахом.
«Вы довольно человечны для своей сущности, Луи, - всегда говорила она в час наших прогулок в парке, сжимая в руках старый поблекший от времени дневник, с разными старыми бумагами, пригласительными билетами. – Пожалуй, этим вы отличаетесь от остальных личностей, которых я видела вчера в безлюдном переулке».
«Вы Таламаска?» - этот вопрос волновал меня больше всего на данный момент, так как я знал, что с ними лучше не связываться и не иметь близких отношений.
«Нет, я просто обычный человек. Но.. Ох, я лгу вам, пожалуй. У меня есть некоторые способности к провидению, но я им не верю. Моя прабабка была черной ведьмой, за это ее сожгли. Так на весь наш род пало клеймо детей тьмы. Я с детства существовала в этом мире».* – пожалуй, это была не самая лучшая тема для разговоров. Но мы заметно сблизились, когда я узнал о ней немного больше.
Ее кудри волос напоминали мне Клодию, как и взгляд: такой же мудрый не по годам и смеясь, наблюдая за мной словно назло появился Арман, который был более чем не доволен. Пусть его лицо и мускулы даже не дрогнули, но я видел тот блеск, который выдавал его с головой. Арман, явившийся подобно смертоносному урагану с небес.
В итоге, я был вынужден затаиться и провести время с ним, что вызывало во мне тоску по нашим частым прогулкам по улочкам, когда люди возвращались домой с работы, а влюбленный пары шли на сеанс в кино.
Я и сам не заметил, как тихо оживал душой, хотя я и не знал.. была ли она у нас или была бессмертной, как писали в старых легендах, мифах. Если бы все было бы так просто, и такие книги являли собой достоверный смысл. Единственная вещь, которая может убить – солнечный свет, который влек меня к себе. Он словно шептал и мечтал избавить меня от тех редких мучений-воспоминани­й, приходивших ко мне во время моего сна в гробу.
После того, как обладатель янтарных волос пропал, я продолжал видеться с ней. А (Ваше имя) все говорила, размышляла: «Что есть зло? Разве совершая добро, ты станешь добрым?» Всевозможные неизменные вопросы, волнующие многих; в ее руках был старый потрепанный фотоаппарат, который впервые защелкнул затвор объектива на цветущих розах в ближнем саду моего соседа, которого я знал в лицо. Я слышал и продолжал жить.
Эта девушка не знала, что держала в руках мое жалкое существование на плаву. Только из-за нее, я мирился с таким существованием и мирюсь сейчас, покуда она дышит, и находиться рядом со мной. Эгоистично, но она мое спасение в этой тьме, в этом аде, в который меня утянул Лестат, соблазненный моими стенаниями. Спасение, которого я жажду на протяжении всей вечной жизни и могу дотянуться только лишь своими клыками. Но я не хочу совершать ошибку два раза. Даже если она будет просить, я убегу, но не сделаю этого с ней. Она слишком дорога для меня. Ведь полюбить вампира, все равно, что понять красоту засохших и увядших роз, с застывшим ароматом.
* отсылка к Мэйфейрским ведьмам


Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1110-069.html
Позавчера — понедельник, 18 июня 2018 г.
Тест: In other words|Сборный... Kitagawa Momo 09:07:54
­Тест: In other words|Сборный
...hold my hand (Newt Scamander, Fantastic Beasts and Where to Find Them)


­­


- НЬЮТОН АРТЕМИС ФИДО САЛАМАНДЕР!!! - вопль смерчем пронесся по коридору. Рыцарские доспехи, блистающие в дневном свете, синхронно повернулись на крик, не говоря уж о студентах, в ужасе поприжимавшихся к стенам.

Ньют подскочил и развернулся. К нему на всех порах несся... он так и не понял кто, пока маленький черный вихрь не подлетел к нему и не ткнул волшебной палочкой ему в грудь. Староста Когтеврана – пожалуй, единственная, кто еще не махнул рукой на его выходки, – выглядела растрепанной, будто неслась через бурю на скоростной метле: волосы в беспорядке, клочок мантии на груди оторван, галстук переброшен через плечо.

- Ньютон! Я тебя убью! - пообещала она в перерывах между попытками отдышаться. Пот заливал ей лицо. Грудь лихорадочно сдувалась-надувалас­ь, как парус каравеллы.

- З-за что? - робко изумился Саламандер и виновато улыбнулся. Просто на всякий случай.

Она яростно огляделась по сторонам, обвела глазами учеников, которые торопились в класс трансфигурации.

- У вас сейчас Дамблдор? - спросила она деловито. Ньют растерянно кивнул.

- Отлично, тогда он простит тебе прогул!

Она схватила его за воротник мантии и поволокла за собой против потока учеников, прежде чем он успел спросить, в чем дело и в чем его, собственно, обвиняют. Несколько лестниц он еще молчал, но ближе к четвертому этажу не выдержал.

- Боюсь, я не совсем понимаю...

- Не волнуйся, - пообещала она, сдувая прядь волос со лба. - Сейчас ты поймешь. Всё поймешь.

Ньют заволновался еще сильнее, но поплелся за ней к, как оказалось, Залу трофеев. Староста остановилась, выдохнула и обернулась к Саламандеру. «Ну что, готов? Узри!» - она распахнула дверь и втолкнула Ньюта внутрь.

Зал превратился в первозданный хаос: опрокинутые стеллажи лежали друг на друге, словно павшие воины, кубки разбросаны как после бурного пира, пол устлан ковром из почетных грамот. И среди всего этого беспорядка... Ньют охнул. Староста злорадно уткнула руки в боки.

- Раз, два, три, четыре, пять... А где же шестой? - изумился Саламандер, вновь и вновь пересчитывая маленьких нюхлеров, набивавших карманы на животе значками и кубками. Староста вздохнула и как-то странно на него посмотрела.

- Саламандер, - еле слышно пробормотала она про себя, пока он был занят очередным пересчетом. Когда он повернул голову – не послышалось ли ему, она нахмурилась: - Помоги мне разобраться с ними, дубина!

- Только, пожалуйста, не напугай их! Они еще совсем малыши!

Она фыркнула и вскинула палочку:

- Акцио, нюхлер! - но нюхлер уже был таков. - Ай, чтоб тебя! Резвые дьяволята...

Это была долгая утомительная охота.

***


- Вытряхивай их хорошенько! - наставляла староста, поднимая стеллажи левитационными чарами. Тишина зала то и дело оглашалась ее «репаро» и звоном встающих на место стекол, пока Ньют старательно щекотал одного из нюхлеров. Остальные, обездвиженные магией, сидели перед ним рядком, дожидаясь своей очереди. Выуженные из кармана зверенышей кубки и значки постепенно возвращались на свои места. Староста становилась все нетерпеливее от нюхлера к нюхлеру.

- Ну что? - интересовалась она то и дело.

- Это последние, - заверил Ньют и вытряхнул остатки значков. - Держи.

Она разместила их на бархатных ложах один за другим и разочарованно застонала. Ньют недоуменно поднял голову; сгребенные в охапку нюхлеры бессильно хлопали черными глазками. Староста показала на дыру в своей мантии:

- Мой значок! Ты уверен, что вытряс все?

- Абсолютно, - кивнул он.

- Может, закатился под стеллаж?.. - пробурчала она задумчиво и вдруг приблизилась к нему. Ее рука потянулась к одному из нюхлеров. Ньют напрягся и чуть повернулся к ней плечом, незаметно даже для самого себя желая защитить малышей. Она успокаивающе улыбнулась и по очереди погладила черные мохнатые головы, как бы сообщая Ньюту: «Я их не обижу».

- Откуда же ты их взял? - она покосилась на Саламандера со смешанным выражением укора и веселья.

- Мы не так давно проходили нюхлеров у профессора Финча, - он любовно посмотрел на зверей и крепче сжал их в объятиях. - Одна самка родила этих шестерых озорников. Я присутствовал при родах. Удивительное зрелище! Профессор Финч сказал, что они привязались ко мне.

Она прижала руку к сердцу и поджала губы. О, она знала этот тон. Как и то, что ему не понравится то, что она собиралась сказать.

- Ньютон.

- М-м? - он поднял мечтательный взгляд на нее и сник. - Знаю-знаю, мы должны вернуть их профессору Финчу. Но... они так ко мне привязаны! Это словно отнять детей у матери, понимаешь?

Она закрыла глаза. Ньют очаровывал своей добротой и заботливостью, хотя порой и действовал ей на нервы. И еще у него была самая лучезарная на свете улыбка. И ему было дьявольски тяжело отказать. Но все же она не была бы когтевранкой, если б не пыталась уронить каплю разума в чашу чувств.

- Тебе не кажется, что у профессора Финча больше времени, чтобы как следует о них заботиться? К тому же ему не придется нигде запирать их и прятать. И, - она сделала ударение, - у него их настоящая мама.

Ньют выглядел так, словно ему разбили сердце, но кивнул. Она вдруг ощутила себя жестокой и бесчувственной, хотя знала, что правильно все рассудила.

- В-вы не расстаетесь навсегда! - поспешила утешить она. - Ты всегда сможешь их навещать!

- Ты права, - мягкая улыбка вновь расцвела на губах Ньюта, и староста растаяла окончательно. - Ты такая добрая. Шляпе следовало бы определить тебя на Пуффендуй.

- Вот еще, - буркнула она, но в груди предательски зажегся теплый довольный огонек. Она подумала, что тоже может сказать ему что-нибудь доброе. Может быть, как-нибудь намекнуть ему, что...

Она опустила глаза и вновь вспомнила о дыре на своей груди. В то же мгновение Ньют широко распахнул испуганные глаза. Они посмотрели друг на друга и воскликнули в один голос:

- Мой значок!

- Последний малыш!

Всемером они вывалились из Зала трофеев под недоуменные очи преподавателя нумерологии, проходившего мимо, и замерли в проходе у лестниц.

- Есть идеи? - воскликнула староста.

- Просто пойдем на звуки паники, - пожал плечами Ньют.

***


Им пришлось рзделиться: Ньют отправился передавать нюхлеров на попечение профессора Финча, а староста отправилась по следам последнего зверя. Она пыталась скрыть разочарование от себя самой, но от чувств нельзя укрыться под крышей, как от дождика. Пока они были вместе, ей казалось, что дистанция, которая разделяет их, незримо сокращается. Она даже позволила себе поверить, что это послужит катализатором их дружбы, и возможно когда-нибудь, много лет спустя, они будут сидеть вместе у камина в Рождество и вспоминать случай, что свел их вместе... То есть... о чем она вообще думает?!

Староста помахала рукой перед глазами, прогоняя грезы. Нет-нет-нет. Она просто надеялась, что сможет заслужить доверие Ньюта, закрытого ото всех, кроме животных. Довольно забавно – желать дружбы с изгоем в школе, а? Но она никак не могла понять, почему никто, кроме нее, не видит золотое сердце, полное доброты и сострадания.

Погруженная в свои мысли, она брела по вылинявшему ковру коридора, и солнечные пятна были разбросаны тут и там, пересеченные тенями окон. В воздухе витал неуловимый запах гари – заклинание у кого-то пошло не так, что ли? - и почему-то лакрицы. Она не сразу услышала свою фамилию, потому вздрогнула, когда чья-то рука легла ей на плечо.

- Ньютон? - она повернулась. И вспыхнула. Перед ней оказался староста Гриффиндора.

- Ты искала нюхлера? - с удовольствием втянув носом лакричный запах, спросил он. Она кивнула.

- Его видели в подземельях.

Она благодарно кивнула и рысцой потрусила к лестницам. Интересно, Ньют уже слышал? Хорошо бы самой донести до него добрую весть.

Она спускалась вприпрыжку, думая о том, что закончится история с нюхлерами и, возможно, начнется новая история – когда она признается, что... Ньют ей очень-очень нравится и неважно, что о нем думают другие: она принимает в нем все.

Или она так думала.

Лета Лестрейндж. Первое лицо, которое староста увидела, спустившись в подземелья. Близкая подруга Ньюта. Что-то в ней отчаянно не нравилось старосте. То ли ничего не выражающее лицо, то ли глаза, которые наоборот выражали так много, что ей становилось тревожно.

Шестой, последний, нюхлер сидел у слизеринки на руках и четырьмя розовыми лапками сжимал блестящий значок старосты. Ньют стоял рядом. Лета и он улыбались друг другу, как улыбаются очень близкие друзья. Возможно, даже больше чем друзья. Староста поджала губы. Почему-то находиться тут, под землей, стало невыносимо. Слишком холодно, слишком тяжело дышать.

- Слава Мерлину, ты нашла его! - обрадованный Саламандер приласкал нюхлера. Староста остановилась чуть поодаль, у него за спиной, и скрестила руки на груди.

Лета забрала значок у обиженно забрыкавшегося зверька и протянула хозяйке. «Спасибо», - с прохладцей ответила та и прицепила на грудь, туда, где мантия не была изорвана. Ньют ворковал над нюхлером и, кажется, совсем забыл о ее существовании. Он вернулся в свой обычный мир, где было место только животным. И Лете Лестрейндж.

- Мы нашли шестого. Пора вернуть его законному хозяину, - напомнила староста Ньюту. Тот стремительно и разочарованно оглянулся, как будто надеялся, что она забудет. Она нахмурилась в ответ на щенячий взгляд и открыто разозлилась, когда до нее донесся голос Леты.

- Ньют его хозяин. Не профессор Финч. И не ты, так что ты не можешь распоряжаться его судьбой.
Староста окаменела и невольно выпрямилась.

- Я староста Когтеврана! Сама школа возложила на меня обязанности...

- Совать свой нос в чужие дела? - закончила Лета и улыбнулась кончиками губ. Она не задиралась и вроде даже шутила, но староста чувствовала себя так, словно ей дали оплеуху.

- Следить за дисциплиной и изымать запрещенные предметы! - отчеканила она. - Так что я изымаю этого нюхлера...

- Он не предмет! - воскликнул задетый за живое Ньют. Староста вздохнула:

- Я не так выразилась.

- Нюхлер нигде не прописан, как запрещенный предмет, - вставила Лета. Они с Ньютоном оба вперили в старосту тот самый взгляд, каким двое, стоящие на одном, смотрят на противника. На данный момент они считали старосту врагом. Бог с Лестрейндж – ее чувства не задевали старосту, но Ньют...

Она оскорбленно поджала губы. Что ж, видимо в мире Саламандера никому другому действительно нет места.

- Надеюсь, ты правильно поступишь, Ньютон, - она развернулась, взмахнув полой мантии, и подошла к лестнице. - А дружба с ней тебя не доведет до добра.

- Это уже не тебе судить, - негромко проговорил Ньют. Староста прикрыла глаза на мгновение, словно ее настиг неожиданный приступ боли, и взбежала по ступеням.

***


Она ждала в пустующем холле, и сердце ее колотилось у горла, а ладони потели не прекращая. Гулкие шаги по лестнице заставили ее подскочить. Ньют остановился на середине пролета, удивленно на нее глядя.

- Тебя исключают, - констатировала она, сжимая ткань мантии на груди. Значок старосты впился в ладонь. Ньют спустился, отбивая себе ноги тяжеленным чемоданом. Он все еще не мог поверить, что она вышла его проводить.

- Т-ты ушла с занятий?

- Дамблдор разрешил... попрощаться.

Она не разговаривала с ним с той самой встречи с Летой, и было довольно горько осознавать, что толчком преодолеть обиду были такие вот обстоятельства. Она встрепенулась, отчаянно борясь с кипящей в ней черной ненавистью к Лестрейндж.

- Это все из-за нее. Из-за Лестрейндж и ее эксперимента, разве я не права? Я же говорила, что дружба с ней не доведет тебя до добра.

- Это не так.

- Это ее вина! Она должна была вылететь, не ты!

- Ты ничего не знаешь! - прикрикнул он. Она отшатнулась, изумленно распахнув глаза. Она и не знала, что Ньют умеет кричать. Пару минут они провели в тишине, оба одинаково удивленные его всплеском.

- И что же ты... собираешься делать теперь? - спросила она, опускаясь обратно на ступеньку. Ньют присел чуть поодаль, как будто опасался близости.

- Не знаю, - он нервно улыбнулся. - Наверное, найду себе скучную должность в министерстве магии и... и...

Она почувствовала слезы в его тоне. Ньют моргнул и поднялся, так порывисто, что она едва успела нагнать его у выхода. Она вцепилась в полу его потрепанного пальто.

- Ньютон Артемис Фидо Саламандер. Ньютон. Ньют... - она впервые назвала его коротким именем, и это почему-то изумило его даже больше, чем тот факт, что она его не отпускает. Он повернулся. Она растерянно кусала губы, сдвинутые брови почти сошлись у переносицы.

- Д-давай пожмем руки на прощание?

- Прости..? - переспросил он робко, с долей паники замечая слезы в ее глазах.

- Другими словами, возьми меня за руку, ты, идиот! - она топнула ногой и яростно утерла щеки. Свободной рукой она требовательно схватила его ладонь; Ньютон содрогнулся. Он не знал куда себя девать и отчаянно краснел, а она наблюдала, как ярко на его лице проступают коричневые веснушки.

- Улыбнись, Ньют. Улыбнись для меня. Прошу.

Он мягко, дрожащей рукой, похлопал ее по ладони. Вот такое вот неуклюжее утешение.

- Не беспокойся за меня, - он робко приподнял уголки губ и стеснительно втянул голову в плечи.

И в этот миг во всем мире не было никого очаровательней.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-155.html
пятница, 15 июня 2018 г.
НЯМ-НЯМ
Играй прямо в браузере!
tolxy.com
Тест: Куда завлечет дорога перемен... Kitagawa Momo 20:35:37
­Тест: Куда завлечет дорога перемен? [Сборный] Part 1
Un-Go


­­


­­


Ты – одна из лучших хакеров Китая, Гонконга, Японии и обеих Корей. Сразу заметим, что в самом начале своей карьеры тебе довелось активно сотрудничать с представителями преступного мира под угрозой смерти, однако же когда над твоей головой нависла другая угроза – риск быть арестованной, ты выбрала удобное время и переметнулась на службу к закону. Правда, весьма специфическую – могла взяться за любое дело (порой даже государственной важности) когда тебе заблагорассудится, зачастую не заботясь о последствиях, но, тем не менее, всегда докапываясь до истины. Каково же было разочарование, когда все твои труды присваивались некому Кайсё Ринроку, да еще и выходили в свет в совершенно искаженном виде! Вскоре, впрочем, ты обрела знакомого, который разделял твое возмущение – частного детектива Юки Синдзюро, пусть он уже задавил свое недовольство апатией. Что же, надо отдать ему должное - жизненная позиция этого человека убедила тебя окончательно порвать со службой на благо председателя японского правосудия и быть «самой по себе». Но несмотря на это решение, дружбу с Синдзюро и его окружением ты прекращать отнюдь не собиралась, по-прежнему помогая ему по мере своих сил. Все бы ничего, да только вот отточить изворотливость, дабы избегать преследования со стороны полиции тебе не помешало бы...



Юки Синдзюро: (Т-твое имя?) – на лице «Окаянного Детектива» появляется едва заметный румянец и парень поспешно отворачивается, дабы ты сего не заметила. – Я, помнится, уже не раз просил тебя не ходить за нами хвостиком! Неужели тебе охота постоянно нарываться на опасность? *Кажется, он не признается в этом даже под вопросом Инги, но Синдзюро впервые понял, каково это – чувствовать, как сердце отбивает барабанную дробь при виде одного и того же человека. А поскольку у Юки нет опыта в подобных делах, то только и может он пока, что волноваться за твою личность, стараясь оградить ее от своей деятельности и главное – от Кайсё Ринроку. Этот человек, по мнению молодого человека, представляет наибольшую опасность для тебя*

Инга: (Твое имя), (Твое имя), наконец-то ты пришла!! – радостно вопит мальчишка, повисая на тебе и обнимая до хруста костей. – А пойдем сегодня гулять? По заброшенным местам, да – там тааак интересно! Ты же купишь мне печенье, да? Эй, Казамори, отойди! (Твое имя) пришла ко мне, а вовсе не к тебе! *Помимо Синдзюро, ты – единственный человек, который знает, что Инга-паренек и Инга-женщина – одна и та же личность, да еще демон вдобавок. Ничего не стоило вычислить это по его поведению и старым книгами о японской нечисти. Но тебя это вовсе не пугает, а в силу своего интереса к таинственности даже притягивает. Инга же, сам того не понимая, привязался к тебе, воспринимая как сестренку, с которой можно поговорить о чем угодно. Иногда в его отношении к тебе проскальзывает типичная детская ревность – то к Синдзюро, то к Казамори. «Душа сестренки просто прекрасна. Такую вкуснятину нужно беречь, как зеницу ока, до подходящего часа, никого к ней не подпуская», - именно такого мнения придерживается демон*

Саса Казамори: Хочешь, чтобы я пошла с тобой и Ингой? А он против-то не будет? Вон как глазами нас буравит…Можно? Спасибо большое. И куда же мы пойдем, почему без Синдзюро? *Хоть она и является Искусственным Интеллектом, но ручаюсь - лучше подруги тебе на всем свете не найти. Ты доверяешь Казамори как себе самой – а что же, она не расскажет о поведанных тобой секретах никому, даже Инге, ибо души у нее нет. Кстати, а ведь во время твоих визитов в обитель детектива тебе удается на некоторое время примирить ИИ и демона, так что в итоге вас часто видят гуляющими по так и не отстроенным развалинам Токио. К тому же, ей ничего не стоило догадаться, что к тебе испытывает Юки, а потому она старается поспособствовать вашему воссоединению*


Кайсё Ринроку: *Вряд ли кто-нибудь разозлит тебя больше, чем этот человек. Взломав как-то его компьютер, ты поняла: он, пользуясь своим влиянием, фабриковал доказательства преступлений как сам того хотел. А то, что председатель правосудия Японии присваивает себе результаты работы «Окаянного Детектива», да еще и перекручивает их до неузнаваемости, взбесило тебя. Именно поэтому с тобой могут договориться только Синдзюро и его компания, а не Кайсё, Риэ или Идзуми - иметь дело со столь избалованными от вседозволенности людьми у твоей личности нет ни малейшего желания. Параллельно ты понемногу собираешь улики, которые рассказали бы о злоупотреблениях полномочиями Кайсё Ринроку и Идзуми Коямой*
- Занимательная особа, - немного недовольно произносит мужчина, поправляя очки. – Была бы мужчиной, я бы подумал, что Юки Синдзюро обзавелся братом-близнецом. Единственное что – больно уж любопытна девушка, но, думаю, это можно легко исправить.

Кайсё Риэ: *Девушка пользуется недюжинным презрением с твоей стороны, ибо в глазах твоей юной особы она – типичная пустоголовая кукла, считающая, что раз у нее есть влиятельный отец, то и позволено ей творить все, что заблагорассудится. Сама же дочь председателя до сих пор не может понять, почему ты так упорно ее избегаешь, вновь и вновь предпринимая попытки завязать с тобой дружбу*
- (Твое имя), ты знаешь, где Синдзюро? У меня есть к нему важный разговор…Я что-то неправильно сказала? Почему ты так недовольна? – недоумевает Риэ, стоит ей прийти к Синдзюро с просьбой привести очередное расследование и наткнуться на твой тяжелый хмурый взгляд.

Идзуми Кояма: Мерзкая, своенравная девчонка! «Окаянного детектива» с его помощниками нам было мало, а тут еще и она подключилась! Ну ничего, ничего, я еще помню, за что она однажды привлекалась к ответственности…Пус­ть не думает, что в этот раз сможет избежать наказания за то, что пытается ставить ловушки на меня и председателя Кайсё! – негодующе восклицает прокурор, стискивая в бессильной ярости руки. *Это вторая личность сразу после Ринроку, способная за пять минут довести тебя до белого каления. За время вашего недолгого сотрудничества бывало и так, что пару раз ты награждала ее ударом в челюсть, что только подогревало обоюдную ненависть. Вдобавок она боится, что ты выведешь на чистую воду всю тайную деятельность председателя, а потому не оставляет попыток упрятать тебя за решетку, злясь каждый раз, когда веской причины для твоего задержания не оказывается и приходится твою персону отпускать*

Сэйген Хаями: Знаете, вам лучше сейчас не афишировать свое пребывание на месте преступления…Идзуми­-сан вновь будет зла…*Пусть вы по жизни находились по разные стороны баррикад, иногда могли перемолвиться словцом, пока Кояма не видела. Надо заметить, сперва ты весьма сочувствовала сему молодому человеку, до поры до времени, конечно – как-никак, а иметь такую начальницу, как Идзуми, ты бы и врагу не пожелала. Однако же когда узнала, что он имеет прямое отношение к Беттено, причиняющей твоим друзьям столько неприятностей, порвала вообще все связи с японской системой правосудия*


Куромицу Мине: *А вот тут, пожалуй, повторяется ситуация с Хаями. Да, было время, когда вы были хорошими приятельницами – ты не раз и не два предоставляла ей интересующую информацию в обмен на сведения о том, что творится в тот или иной момент в японском правительстве, но едва узнала, что она тоже была нечиста на руку, без сожалений сожгла все мосты, не возвращаясь в последствии за пеплом*

Профессор Ядзима: *Тебя очень тронула история этого человека, а потому даже после раскрытия тайны с его семьей ты часто захаживаешь к нему – просто так, чтобы побеседовать. Мужчина, надо заметить, очень рад, когда ты его навещаешь, ибо поддержка нужна ему, как никогда. Вы часто беседуете, сидя в его библиотеке и перебирая книги – вполне занимательное занятие*
- Двери моего дома всегда будут открыты для тебя, - обещает Ядзима по окончанию каждого визита твоей личности к нему, в очередной раз провожая тебя до дверей.

«Писатель»: *Послушав рекомендации Синдзюро и Ядзимы о нем, ты сделала вывод, что он страдает целым букетом психических отклонений. А когда узнала о баснословном количестве исписанных им листов, то, покрутив пальцем у виска, с усмешкой заметила: «Ну, бумага все стерпит, так что пусть себе пишет…»*

Беттено: *Подумать только, тебе удалось ее удивить! Ты – единственный человек, кроме Синдзюро, на которого не распространяется ее магия! Божество поражено, но одновременно и недовольно. Пожалуй, ничего ему так не хотелось бы, как сломить наконец стену твоего сопротивления и заставить твои глаза видеть то, что угодно человеку, с которым оно связано*


«Поющие на поле боя»


Курата Юко: * Бывали деньки, когда на Синдзюро накатывала меланхолия по старине и тогда он рассказывал тебе о музыкальной группе «Поющие на поле боя», показывая при этом старую коллективную фотографию. Как-то раз он, с какой-то грустью глядя на тебя, заметил, что по характеру ты очень похожа на Юко. А тут еще и Инга в огонь масла подлил – заявил, что в образе взрослой женщины он очень напоминает ту самую девушку. С тех пор ты стала чаще размышлять над тем, кем же Курата была для Юки*

Серада Макиро: *А вот о нем тебе рассказал уже Инга, вздрагивая от отвращения каждый раз при упоминании имени этого человека. А как же иначе, если он был связан с Беттено, которая уже успела изрядно насолить команде Синдзюро? Признаться, ты была очень изумлена, узнав, что это божество уже тогда заявляло о себе. С тех пор тебя мучит один навязчивый вопрос – а откуда же все-таки вообще взялась Беттено?*

Онно Мёсен: *Тебе удалось узнать только, что он после распада «Поющих на поле боя» состоял в секте, где Беттено являлась идолом и, можно сказать, карателем для неверующих*

Сабури: *Тебе доводилось слышать о нем только как о главе «Поющих»*

Ясуда Куми: *Взглянув на пожелтевшее от времени фото, ты отметила про себя, что ничего примечательного в ней нет – стрижку каре на каждой третьей, если не второй, голове можно встретить. Даже появилось желание сделать ее и без того квадратную с этим каре голову еще более квадратной…*

Ямага: *Глядя на ту же фотографию, ты решила, что из всех шести он является самым привлекательным. «Жаль, что уже мертв» - таков был окончательный вывод*

Автор будет очень рада, если вы расскажете ей о своих впечатлениях - она ведь так старалась, когда писала этот тест! http://eliameribel.­beon.ru/0-29-my-test­s-you-re-welcome.zht­ml
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1117-006.html
Тест: Renai Ranbu [Touken Ranbu] Когицунэмару Будучи маленьким на... Kitagawa Momo 20:18:49
­Тест: Renai Ranbu [Touken Ranbu]
Когицунэмару


­­


Будучи маленьким на словах, на деле Когицунэмару являлся одним из самых больших мечей. Не говоря уже о его боевых навыках, у Когицунэмару были и другие достойные похвалы черты, вызывавшие восхищение у соратников.
В этом заключалась противоречивость, возможно, некий оксюморон – иметь столь скромное имя и вместе с тем такие грозные способности, однако сама ты не была способна принять данный факт; это было скорее мнение, основанное на понимании. Когицунэмару был большим.
Совсем не маленьким был аппетит Когицунэмару. Его можно было описать эпитетами «огромный», «ненасытный», «неутолимый» и так далее, но слово «маленький» вряд ли сюда подойдёт.
Хотя дух и поведал тебе, как ему было дано имя, и даже о его происхождении, – благодаря лису, что помогал его создателю, – позже оно было передано копии упомянутого меча, таким образом Когицунэмару и стал «маленьким», Инари в миниатюре. И всё же тому, что он был «маленьким», имелись и другие причины.
Маленький Когицунэмару усмехнулся бы над твоим раздуванием из мухи слона, но Когицунэмару маленьким не был.
Не было маленьким самообладание Когицунэмару, скорее, он был терпеливой темпераментной личностью, когда дело касалось Санивы. Хотя со стороны казалось, что это из-за твоего статуса госпожи и владелицы Когицунэмару или из-за его великодушия, сказать точно ты не можешь. Дух был большим и маленьким одновременно.
Однажды дух сказал тебе, что настоящий меч ещё не найден. Никто не знает, как его воплощение остаётся таким статным и осязаемым. Могло ли это быть из-за того, что сам по себе меч настолько мал, что необнаружим? Ты никогда не узнаешь.
Способствовало ли это по каким-либо причинам своеобразию его имени, однако ты полностью была уверена, что какая-то его часть была и останется маленькой.




Прокомментировать данную работу и ознакомиться с остальными можно здесь: http://arnlaug.beon­.ru/0-3-avtorskie-po­cherkushki.zhtml#e74­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-968.html
Тест: Трилогия любви Война Белой и Синей Розы Премьер-министр - Два... Kitagawa Momo 20:16:49
­Тест: Трилогия любви
Война Белой и Синей Розы


­­
Премьер-министр - Два бриллианта


Вздыхая сладкий и ненавязчивый аромат белых роз, принесенных с утра, ты гладила нежные, точно шелк, лепестки, наслаждаясь этим занятием. В маленькой фарфоровой чашке с золотистым ободком дымился зеленый чай. Исходящий аромат свежих цитрусов, зеленых листьев и проливных дождей, частых гостей плантаций, откуда прибыл сам напиток, успокаивал душу, уже давно не знавшую безмолвного затишья. Город гудел, как улей, в который забросили камни. Он тоже не знал покоя. Покоя, что царил в нем всегда, пока его невидимый порог не пересекли две пары ног. Взбаламутив эту тихую обитель, спугнув всю его безмятежность, они смогли устроить настоящий, пусть и не масштабный, хаос, который толстым осадком осел в твоей душе.
Ты была дочерью одного богатого, пусть и малоизвестного графа. Будучи состоятельной наследницей, ты занималась своим любимым делом – цветоводством. Выращивая эти тонкие, прекрасные и хрупкие ростки, грея их своим дыханием и душевными разговорами, ты чувствовала себя в своей стихии. Ну что может быть прекраснее цветов? Ничего! Блестящие в солнечных лучах, камни никогда не будут нежными и мягкими, матовые жемчужины никогда не заменят ту хрупкость и гармоничность, присущее милым бутонам, и даже самые роскошные платья не сравнятся с теми волшебными оттенками, коей есть у цветов.
Сначала ты только выращивала цветы, пересаживая и поливая их, а затем, по подсказке заботливой тетушки, ты открыла свой маленький, но уютный цветочный магазин. И вот яркая, красная вывеска с золотыми буковками покачивается на ветру, блестящая от чистоты витрина украшена гирляндами с лепестками, бантиками, розочками, цветной мишурой, деревянными масками и прочими изделиями из ленточек. На иголках важно покачиваются хрустальные игрушки: мышки в шляпках и барабанах, лисички с пышными веерами, кавалерия, состоящая из лошадей с взметающейся гривой и бравых воинов с поднятой кверху шпагой. А в самой середине витрины маленький и чудесный деревянный домик, тоже украшенный гирляндами из цветов. Возле него причудливой голубой лентой растекается ручеек, сделанные из папье-маше певчие птички и девушка-крестьянка в косынке стоят у входа в домик. А дорожка к самому дому посыпана светлым розовым песком, по бокам которой растут пионы, ромашки, обрезанные наголо кусты магнолии, и разбросаны, наподобие виноградных гроз, бутоны сирени.
« Добро пожаловать!» гласит вывеска – большие буквы голубого цвета на светло-фиолетовой ленте, служившей когда-то юбкой к детскому платью. На лакированной мебели малинового оттенка расставлены ряды горшков самых разных цветов и рисунков. Возле них сидят плюшевые игрушки, держащие открытки с названиями цветов. В самих горшках, помимо растений, ты разбросала жемчужины и бисер, а также ярко-покрашенные деревянные фигурки. Большие плетеные корзины, шелковые мешочки с золотистыми кушачками стоят в углу, ожидая пока их наполнят. А в середине магазина – большой стол с хрупкими вазами, привезенными твоим отцом из самого Китая. И все это творенье – выполнено твоим нехитрым трудом.
И вот молодая, но полная амбиций, ты мигом пришлась ко двору торговой промышленности «Улицы Персиков», где расположился твой магазин. И вскоре ты твоя лавка цветов стала известна. Вот тогда ты и познакомилась с двумя персонами, изменившими твою судьбу.
Его звали Джотто Примо. Высокий и улыбчивый, он сразу расположил твое внимание в себе. Светловолосый, с такими пронзительными глазами небесного цвета, Джотто, безусловно, был тем самым эталоном очаровательного принца, в которого влюблялись с первого взгляда. Он мягко улыбнулся тебе, впервые оказавшись в твоем маленьком царстве природных ароматов и парящих в воздухе цветов, и попросил тебя собрать ему небольшой букет для своего друга, с которым он не виделся несколько лет. И ты, прекрасно разбираясь в языке цветов, быстро собрала, по своему усмотрению, его заказ. Желтые, точно первые солнечные зайчики, розы, окутанные листьями сливовых веток и обмотанные красно-лиловыми ленточками, к которым ты прикрепила маленький деревянный значок зеленого листка, означающего в твоем понимании мир.
Он поблагодарил тебя, а затем, видимо, чувствуя себя неловко, спросил твое имя. Так вы и познакомились. Джотто приходил в твой магазин каждый раз, то за каким-либо подарком, то просто так. Ты мило беседовала с ним, всегда приветливо улыбаясь ему. И он, как тебе казалось, немного краснел, видя твою сияющую от радости улыбку. Порой вы часто гуляли с ним у побережья реки, расположенной рядом с городом. Глядя на хмурое и обездвиженное течение, ты часто думала о том, какая же у тебя жизнь, и что будет с тобой дальше.
Примо казался тебе красивым принцем на белом коне. Благородный и вежливый, он обращался с тобой, точно хрустальной куколкой, оберегая от себя. Такой добрый и яркий юноша, которого ты часто сравнивала с белой розой – цветком, олицетворяющем чистоту и благородство
Вместе с тобой в цветочной лавке работала твоя подруга – Кэтрин, девушка простого и незнатного происхождения, с которой ты общалась как с равной собой по положению. Она помогала тебе украшать витрину, плести корзины и красить горшки, девушка уважала тебя и любила по-своему, и поэтому она всегда просила у тебя советы, а ты ей помогала. И вот однажды Кэтрин заболела – не пришла на работу. Удивившись, ты решила пойти после обеденного времени к ней, узнать, что случилось. Однако, к твоему удивлению и непониманию, девушка не пустила тебя на порог своего дома, когда ты пришла к ней. Обиженно пожав плечами и покачав головой, ты ушла, решив, что Кэти тоже имеет свое право на молчание и секреты. Правда, в глубине души, ты чувствовала странный, неопределенный тебе страх.
И вот тогда, расстроенная и оставшаяся в догадках, ты вернулась в свою лавку, и обнаружила там непрошеного гостя, что рассматривал твою витрину, нагло трогая и качая гирлянду. Промолчав про такое неучтивое поведение покупателя, ты улыбнулась ему и спросила, чем можешь ему помочь.
- О, mademoiselle, не беспокойтесь, я пришел не за цветами, - ответил тот, чем удивил тебя.
- Тогда зачем, вы, пришли сюда? – спросила ты, рассматривая своего гостя. Невысокий, стройный в длинном и темном плаще с такими же длинными и темными волосами – он тоже был неким эталоном «принца на черном коне», как выразилась одна твоя знакомая, говоря про таинственных и прекрасных юношей.
- Я пришел узнать на счет вашей помощницы Кэтрин, кажется. Она ведь работает у вас?
- Да, но сейчас она совсем плоха, и ей, видно, нужен доктор.
- И давно вы с ней виделись?
– он подался вперед, жадно вглядываясь в твои глаза, словно поверяя твои ощущения. От такого прямого и внимательного взора ты немного покраснела, но ответила:
- Недавно, буквально несколько часов назад, до вашего прихода, я ходила к ней справиться о ее здоровье, но Кэти, бедняжка, видно совсем болеет, она не пустила меня даже на порог, попросив уйти.
- Вот как, - он задумчиво посмотрел на горшки с цветами и сказал, - будьте осторожны! Если ваша Кэти заявится сюда, то обязательно пошлите за мной!
- Но я даже имени вашего не знаю!
– беспомощно и непонимающе воскликнула ты.
- Ванитас, так и скажите, пришлите за доктором Ванитасом, - с этими словами он удалился, оставив за собой смуту в твоей душе.
- Ванитас, - повторила ты, сжимая листок, что лежал на столе, возле тебя. Там, аккуратным почерком были выведены буквы, адрес его дома.
После странного доктора, пришел Джотто. Заметив, что ты была не, в самом располагающем для разговора, духе, он молча помогал тебе с заказами, не задавая никаких вопросов и не пытаясь тебя разговорить, за что ты была ему благодарна. Лишь потом, уходя, он сказал:
- Если тебе нужна моя помощь, я всегда буду готов прийти к тебе, ты только попроси.
- Я попрошу, - пообещала ты, прощаясь с ним. Он ушел, несколько раз оборачиваясь в твою сторону. Было заметно, как он волнуется о тебе, но, то ли издержки хорошего воспитания, то ли природное чувство, шепчущее ему не лезть в твою душу, не позволяли ему подойти к тебе с вопросами.
На следующей день снова заявился тот самый доктор. Придирчиво осматривая твои цветы, словно проверяя их на цвет и запах, он обошел весь магазин, а затем спросил про твою помощницу. Ты лишь покачала головой, говоря, что Кэти так и не пришла. Он цокнул языком, и долгое время, промолчав, спросил:
- Как вы думаете, какие цветы понравятся женщинам?
- Разные. Смотря, какая сама женщина, и что она любит, - ответила ты, даже не удивляясь. Ванитас – если это было его настоящее имя – производил впечатление человека, любящего говорить странные вещи. К тому же он был доктором, а доктора, как думала ты, всегда плыли на особом течении жизни, чей поток понятен только им.
- А вам? Какие бы предпочли вы? – он прищурил глаза. Ты пожала плечами, и ответила, что розы, при том, совсем неважно какие. Ты предпочитала всех видов и расцветок.
- Банально, - ответил тот, снова издавая тот же щелчок, а затем принялся за свое дело: обнюхивать каждый цветок, стоявший в горшке. Ты решила пропустить его замечание о своем вкусе, и вообще, ни обращать внимание на присутствие этой странной персоны. Ванитас еще немного побыл у тебя, но потом ушел, обещая, что скоро придет.
- Как будто я буду скучать, - подумала ты, услышав громкое «скоро приду!», и скрип входной двери. После Ванитаса пришли покупатели, и ты, оставив свои размышления о чудной (ударение на «у») натуре новоявленного знакомого, погрузилась в свой привычный график работы. Однако, каково же было твое удивление, когда после последнего покупателя – миловидного старичка – пришла Кэти, закутанная в старую, порванную шаль. Она зябко куталась в нее, дрожа всем своим истощенным телом, и ты, мигом позабыв обо всех обидах, принялась обхаживать свою помощницу, усаживая ее и заваривая ей теплый чай. Правда, о поручении доктора ты не забыла, и потому, выйдя из магазина и свистнув дворовым мальчишкам, околачивающимся у мостовой, ты попросила их сбегать по адресу, вручив им несколько шиллингов. Радостно улыбаясь, они побежали исполнять поручение, по пути переругиваясь между собой.
Кэти все это время сидела на табуретке. К чаю, приготовленному тобой, она не притронулась, нервно сжимая уголки своей шали.
- Что, с тобой случилось, Кэти? – спросила ты, присаживаясь рядом. Она ничего не ответила. Ты заметила, что она сильно исхудала, под ее глазами образовались синяки, а глаза были красными. Покусанные до крови, губы дрожали, Кэти явно сдерживала себя. Она долго, мучительно долго молчала, а затем произнесла странным, охрипшим голосом:
- Хочу пить.
И прежде чем ты успела среагировать, девушка набросилась на тебя, яростно сжимая в смертельной, удушающей хватке. Ты попыталась оттолкнуть ее, но ничего не получалось. В этом хилом, истощенном теле сил было немерено. Блеснули острые клыки, сверкнули в полумраке магазина глаза – два сияющих огонька винного цвета. Ты испуганно закричала. Вампир – а это было он, вернее она – попытался укусить тебя, но вовремя вырвавшись, ты сумела избежать этого. Тогда монстр снова предпринял попытку. Ты хотела было схватить одну из ваз, стоявших на столе, но Кэти, или то, что от нее осталось, схватила тебя мертвой хваткой, и уже точно не отпуская.
- Помогите! – закричала ты, беспомощно болтая ногами, и стуча кулачками по рукам вампира. И вот смертельные клыки оказались у твоей шеи. Вспыхнул синий, поглощающий все, огонек. Вампир отпустил тебя, и ты упала, мгновенно потеряв сознание.
- Очнитесь, (Твое Имя), я не могу сидеть с вами, - кто-то бесцеремонно бил тебя по щекам, желая, чтобы ты очнулась. Открыв глаза, ты увидела глаза насыщенного синего цвета.
- Как морские глубины! - восхищенно подумала ты, с интересом рассматривая их. Ванитас – а это был – улыбнулся, заметив, что с тобой все в порядке.
- Что с Кэти? – спросила ты, резко вставая, едва не ударяясь об него. Он пожал плечами, и кивнул в сторону девушки, беспомощно лежавшей на полу магазина.
- Кэти! – воскликнула ты, подбежав к девушке, и переворачивая ее на спину. Она выглядела довольно бледной и уставшей, но ты, поняв, что ее жизни больше ничего не угрожает, обняла ее. Ванитас, ставший свидетелем этой картины, удивленно склонил голову набок. Ему твое поведение показалось странным, однако юноша воздержался от комментариев, и, кивнув тебе на прощание, ушел.
- Спасибо! – крикнула ты, а он только засмеялся в ответ, произнеся: я же доктор. Прошло несколько дней, Кэти окрепла, и снова помогала тебе, а ты, в свою очередь, приглядывала за ней. Ванитас стал частым гостем в твоей цветочной лавке. Порой он долго сидел, смотря то на цветы, то на испуганную вампиршу, то на тебя. Его, признаться, удивляло то, с какой легкостью ты простила Кэти ее поступок, и более того, приняла ее, обращаясь с ней, как с сестрой. Он тебе так и заявил: ты чудная!
- Она мой друг! – только и ответила ты, щуря от недовольства глаза, и, тем самым, показывая доктору, что ему не стоит лезть в твою душу, и обсуждать то, как ты живешь. Тот снова цокнул языком.
Так проходили дни, а с ними и недели. Ты и сама не заметила, как привязалась к синеглазому юноше. Привыкла, что он всегда раскачивается на стуле, предоставленном тобой, привыкла, как он придирчиво смотрит на цветы, пытаясь найти хоть один изъян. Он и сам казался тебе невиданным и притягательным цветком – синей розой, означающей таинство и благородство.
Вы часто беседовали, обсуждали мир, политику и доктрину. Кэти, сначала боявшаяся юношу, тоже привыкла к нему, и даже стала поддерживать разговор с ним.
- Мы, как семья! – однажды заявил восхищенный ребенок, после одной дружеской и теплой беседы с Ванитасом.
- Полно, Кэти, - со смехом сказала ты ей, однако в душе медленно загорелось приятное, но неизведанное тобой, чувство. То, что Ванитас становится своим, родным человеком пугало и радовало тебя одновременно. Радовало, так как юноша тебе симпатизировал, а пугало то, что он все- таки был со странностями, особенно, касающимся его работы.
Увлекшись Ванитасом, и заботясь о Кэти, ты вскоре позабыла Джотто, словно его и не было. Но вот только Вонгола Примо тебя забыть не смог. Мучаясь от горящего внутри пламени любви, которое разожгла ты, он каждый день шел к тебе, желая поговорить с тобой, увидеть твою светлую улыбку и лучистые от радости глаза. Но вскоре он заметил, что ты изменилась. Стала растерянной с ним, мало говорила, реже смеялась, и твои глаза уже не светились той яркой, точно солнечный луч, радостью. Ты полностью погрузилась в свои заботы о магазине и Кэти, а ведь скоро намечался бал у одной твоей знакомой графини, и ей, конечно, нужны были твои цветы.
Узнав про бал, Примо воодушевился, и тот час, выслал тебе открытку с приглашением, надеясь, что, таким образом, он сможет побыть с тобой, а самое главное сделать то, что он хотел уже давно – признаться тебе (и сделать предложение, разумеется). Однако гробовое молчание с твоей стороны поселило в его душе тревогу. Он долго ждал, придет ли долгожданный ответ, но ты так и ничего ему не написала. Лишь потом, ты нашла порванные обрывки цветной и душистой бумаги, которую кто-то разорвал и выбросил. Пожав плечами, ты стала заниматься своим делом: плести венки и украшать кушаки и маленькие, блестящие диадемы цветами.
На, долгожданный для Примо, бал ты не пошла. Кэти снова чувствовала себя плохо, и поэтому ты просидела с ней весь вечер, контролируя ее. Ванитас тоже был с тобой, сидя рядом, и наблюдая за маленькой вампиршей. А утром, возле своего порога ты обнаружила букет восхитетельных белых роз, рядом с ними прилагалась открытка со словами:
« Милая (Твое Имя).
Я долго думал, как мне обратиться к тебе и донести свои чувства. Когда я впервые встретил тебя, то понял, что сердце мое потеряно. Ты смогла зажечь в моей мертвой, застоявшейся душе, и я благодарен тебе. Понимаю, что знакомы мы совсем не долго, но я все же готов взять на себя ответственность сказать тебе о своей любви. Я, пусть буден сказано это из самых нежных слов, люблю тебя и буду всегда любить. Я готов отдать тебе свое сердце, лишь бы ты приняла этот дар. Прошу только ответь
Джотто Примо.».

Читая это признание, ты удивилась. Право, ты так мало уделяла Джотто времени, что и не заметила его чувств.
- Что это такое? Любовное послание? – спросил Ванитас, когда ты вернулась обратно, да еще с букетом роз. От глаз проницательного юноши не укрылась открытка с большим и размашистым «люблю».
- Ну, надо же. Любовные послания. Как банально. – Язвительно произнес тот, стараясь вложить в эти слова, как можно больше равнодушия и цинизма.
- Если бы я тебя не знала, то предположила бы, что ты ревнуешь, - сказала ты, медленно отрывая порванные листья. Ванитас ничего не произнес, чем удивил тебя. Он был не из тех людей, что оставляют любой вопрос без ответа. Внезапно, ты почувствовала какое-то движение, исходящее со стороны юноши. Он резко схватил тебя, повалив на пол, но приобняв, чтобы ты не ударилась головой. Испугавшись такого действия со стороны своего друга, ты не знала, что и сказать. Он сам начал разговор:
- Знаешь, а ты привлекла к себе мое внимание. – Он странно улыбнулся. - Такая спокойная и таинственная. На тебя дважды напал вампир, а ты все равно, как ни в чем не бывало, так же невозмутимо продолжала общаться с Кэти, зная, кто она. Ты всегда улыбалась, хотя половина твоих покупателей – тоже не простые люди (а некоторые и вовсе не они) – смотрели на меня презренно, убеждая тебя, что общение со мной ни к чему хорошему не приведет. Я все время задавал себе вопрос, что же с тобой не так? Почему ты протягиваешь руку помощи тем, кто нагло плюет тебе в лицо? Почему прощаешь своих обидчиков, когда они готовы снова нанести тебя удар? И тогда я понял – ты сильная! Пусть и не физически, но в тебе, о, я это чую, в тебе горит настоящее пламя жизни. Ты очень сильна духом, и мне… это нравится.
С этими словами, он аккуратно взял твое лицо в свои ладони, впервые не обтянутые перчатками. От них исходило приятное и манящее тепло, что для тебя был странностью – ты считала, что его руки должны быть холодными и костлявыми, а не такими нежными. Он осторожно прикоснулся к тебе, мягко целуя в губы. Почувствовав их тепло, ты неосознанно подалась вперед, подчиняясь ему. Он улыбнулся сквозь поцелуй.
- (Твое имя)? Что здесь происходит? – воскликнул знакомый голос, принадлежавший Джотто. Он схватил за шкирку Ванитаса и отшвырнул прочь, поднимая тебя. Весь его разозленный вид говорил, что еще немного, и наглый юноша пострадает. Однако Ванитас встал, и как ни в чем не бывало, улыбнулся.
- А вот и достойный соперник, - ответил он, прищурив глаза. Ты с испугом наблюдала, как переменился Примо: горящий на лбу огонек, такие же глаза, и пылающая решительность. Он готов сражаться за тебя, и сражение это будет долгим. Ванитас тоже переменился. Его улыбка стала шире и злее, а глаза безумно взирали на Джотто, испепеляя его. Затем его взор перешел на тебя - испуганную и немощную - и тогда он изменился, в нем появилась нежность.
- Похоже, моя милая леди, это будет очень долгий для нас всех разговор, - ответил доктор. Джотто, понимая, что тот больше не будет приближаться к тебе, кивнул. Они разом посотрели на тебя.
- И каков же будет твой шаг, моя милая леди? – с нежностью, никогда ранее невиданной тобой, спросил синеглазый юноша.
- Что же ты предпочтешь? – тихо и мягко произнес Джотто, смотря на тебя с безграничной любовью. Ты стушевалась. Дело приняло совсем неприятный оборот.
Один – сумасброд. Независимый и смелый на решительные поступки, он внес в твою жизнь радость и забавы. Он принес теплоту и уют в твой магазин, поглотив всю его холодную элегантность и чопорность. Рядом с ним мир стал ярче, интереснее. И он обещает тебе – эта сказка будет длиться с ним вечно.
Другой – принц. Красивый и добрый, готовый протянуть тебе руку помощи. Он вежлив и мил, он всегда будет делать так, как тебе угодно. Он будет любить тебя, даже если ты его не любишь.
Так что же решила ты?

­­­­­Темница рыжих ворон
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-912.html
Тест: Впервые обнажены телами и... Kitagawa Momo 05:12:00
­Тест: Впервые обнажены телами и душами [Assassin's Creed]
Джейкоб Фрай:


Джейкоб стонал, развалившись на диване в своём вагоне Поезда, жалуясь на то, как у него болит всё тело от синяков и ссадин. Ты только посмеивалась над ним, потому что он сам пошёл в Бойцовский Клуб снять напряжение и только он виноват в том, что пропустил парочку крепких ударов. Поэтому ты не собиралась тешить его самолюбие, а просто проходила мимо, когда ассасин с удивительной силой обхватил твои бёдра обеими руками и, потянув на себя, и усадил тебя между своих разведённых колен.
- Не ты ли говорил мне, что боль закаляет и делает мужчину сильней? – улыбнулась ты, погладив по немного колючей от щетины щеке, когда Джейкоб положил голову к тебе на плечо, переместив руки всё тем же кольцом с бёдер на твою талию. – И, по-моему, нытьё в этом не особенно помогает.
- Возможно, в твоих словах есть доля истины, но ты забываешь самое главное: – он перекинул твои ноги через своё бедро, так что кончики ваших носов без лишнего труда соприкоснулись, - мне просто нравится утешение в твоих объятиях.
Тебе никогда не удавалось устоять перед его обворожительными, насмешливыми глазами, так что и в этот раз ты заулыбалась его словам, покорно подаваясь вперёд, чтобы поцеловать младшего из близнецов Фрай. Ты так же покорно обняла его за шею, когда он подтолкнул твои локти вверх, чтобы ему было удобнее подхватить тебя на руки и переместить вас обоих на неширокую кровать у противоположной стены. И хоть для двоих она была тесновата, не ты, не уж тем более Джейкоб, не были против прижаться друг к другу поближе, чтобы было удобнее двигаться в унисон.


­­

Ваше мнение мне важно: http://nastyahka.be­on.ru/43995-587-test­y.zhtml
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-645.html
Тест: Доброе утро [91 Days] ~ Настойчивые лучи утреннего солнца... Kitagawa Momo 05:05:35
­Тест: Доброе утро [91 Days]
~


Настойчивые лучи утреннего солнца проникали сквозь плотную листву громоздкого дерева, скользя по твоему лице, от чего сон сразу пропал, заставляя распахнуть глаза, морщась. Порывистый и холодный ветер рвано качал макушку дерева, от чего блики появлялись в хаотичном порядке, отчего это утро казалось каким-то особенным. Поморгав от яркого света, открываешь глаза, смотря на еще спящее личико твоего возлюбленного. На его бледной коже игрались лучи, привычно хмурое, даже безразличное выражение сменилось умиротворенностью, а на губах была еле заметная улыбка. Неосознанно улыбнувшись, прикрыла глаза.
Помнишь тот самый день. Когда зимой, ничего не подозревая, весело шагала к дому своего хорошего друга, с которым вы договорились сходить сегодня погулять, но на участке ты наткнулась на множество полицейских "бобиков", а вместо дома остались лишь обгорелые доски и пепел. До конца ничего не понимая, ты решила, что Кольтео точно должен знать о происшествии, ведь в тот самый день он гостил у Анджело. Но с каждым шагом ты яснее понимала, что там произошло, и до конца не веря о потере Анджело, уже бежала к дому друга, где тебе и объяснил он о случившемся, и о "переезде" друга. Но лучше от этого, почему-то не становилось.
Но вот тот самый день. Ты снова шагаешь к своему другу Кольтео, чтобы снова поведать ему о каком-нибудь девчачьем происшествии, из рода "сходила в магазин" и помочь как-нибудь с его ликером. Осторожно открыв старенькую, деревянную дверь и привычно поздоровавшись, ты так бы и застыла в дверях, встретившись взглядом с знакомым золотом глаз. Радостно всхлипнув, ты подбежала к старому другу сжимая того в пылких объятиях, словно обнимала мать свое потерянное дитя. С того самого дня, не желая более расставаться с другом, а может и чем-то большим, ты напрочь отказалась отпускать его, игнорируя того сопротивление. Среди своих сверстников ты отличалась упрямством и бойкостью, что, несомненно, Лакуса знал, и спорить особенно не стал, да и помощь не помешала бы. Хотя скорее на оборот.
Смотришь на его подрагивающие во сне густые ресницы, что ему, конечно совсем не шли. Скользишь взглядом ниже, смотря на его приоткрытые бледные губы, и улыбаешься, вспоминая, как он, в самом детстве, по дружески, хотя скорее пытаясь казаться старше, украл твой самый первый поцелуй. Это, конечно, совсем ничего не значило, но именно этот момент запал в память, что ты ему часто напоминаешь, не без удовольствия смотря на его слегка покрасневшие щёки. В такие моменты всегда хотелось обнять такого милого парня, но зная его трудный характер. Проводишь рукой по мягким, черным волосам, на которых так и играли солнечные блики. Улыбаясь, смотришь на проснувшегося парня, чьи сонные, медовые глаза непонимающе уставились на тебя.
С добрым утром


­­
http://londonstrit.­beon.ru/0-4-moi-tvor­enija.zhtml
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-614.html
четверг, 14 июня 2018 г.
Тест: • [Сниму угол в любовном... Kitagawa Momo 19:00:22
­Тест: • [Сниму угол в любовном треугольнике] - Overwatch
one; На краю света. Австралия.


Junkrat/ you/Roadhog


Любовный треугольник подстать бермудскому.
Он таит в себе не столько приключения, сколько неожиданности и опасности.



- Что за гадкое местечко? Вот бы превратить его в руины!!
Блондин уперся локтями в стойку бара и повернув голову в сторону напарника, мрачно на него посмотрел. Тот сидел рядом спокойно, никак не реагируя на сумасшедшие возгласы товарища.
- Нет, ну ты посмотри вокруг, Мако!!! Оглянись!!!
Мако даже вида не подав, тяжело вздохнул.
- Эй!! Ты меня вообще слушаешь?? – толкнул блондин своего рослого напарника, но тот давно уже, как и клиенты данного бара, внимания на него, не обращал. Он привык к своему неугомонному товарищу, а все вокруг, включая тебя просто смирились с дерганым клиентом.
Ты молча поставила перед постояльцами две бутылки темного холодного пива.
- Как ты можешь тут работать? Посмотри на эти стены! Они… они ведь сыпятся!! – вновь выкрикнул блондин и уставился на тебя с подозрением, - потолок крошиться!!! Это место ужасно!!! Я в его….
На твоих алых губах заиграла ироническая улыбка.
Клиент был прав. Вся мебель в баре давно выцвела, столы шатались, а лампы едва горели. В помещении всегда царил полумрак, и лишь полки с цветными бутылками за барной стойкой ярко освещали алкогольные напитки разной крепости.
- Но ты, не смотря на все это, продолжаешь сюда приходить?
Мужчина в кожаной маске тупо помотав головой, уставился на полки с цветными бутылками, а его напарник чуть понизив тон, сделал очередное заявление:
- А эта еда?! Она ведь отвратна… Вкуса у этой картошки- никакого!!
Он принялся размахивать картофелиной перед твоим носом.
- Но не смотря на это, ты каждый раз сюда возвращаешься… - повторила ты и сделав шаг в сторону, принялась мыть грязную посуду.
Он растерянно захлопал ресницами и качнув головой, отвел взгляд. Трудно было сказать, какое чувство он выражал и невозможно предугадать, какие мысли крутились у него в голове.
- Так все же… почему? - ты вывела его из мечтаний, забрав пустой бокал, и налила ему еще.
Он съежился и задержав дыхание на несколько секунд, скрестил руки на груди и задумался. Думал минут десять, потом заговорил:
- К тебе прихожу.
Одна бровь поднялась и на лице появилось выражение удивления. Светловолосый отхлебнул пива и медленно покачал головой:
- Из-за тебя, прихожу.
- То есть? – рука натирающая до блеска бокал, замерла.
- Неужели не ясно?!!
Мужчина в маске, приподнял противогаз большим пальцем и флегматично выцедил пиво прямо из бутылки. Глядя, на то, как пьет гигант, ты помотала головой – не понимаю.
Голубоглазый парень хмыкнул и облизнул верхнюю губу. Ваши взгляды встретились, и ты вдруг почувствовала, как тебя пронзило смущение. Вы замолчали, но ему хотелось продолжать беседу:
- Судьба не ждет, пока человек вдохнет или выдохнет.
- Кто сказал?
- Ходзе Сигэтоки.
Напарник как бы в подтверждении его ответа, кивнул, и не отрывая взгляда от стеклянной бутылки, натянул маску. Он был ужасно молчаливой личностью, говорил лишь по делу и только тогда, когда ему задавали вопрос.
- Спички есть? – обратился к тебе блондин.
Пыл его поутих. Он потерянно принялся шарить по карманам шорт. Парню жутко захотелось курить. Ты щелкнула зажигалкой и преподнесла огонь к его губам. Его рука дернулась, желая схватить за твою кисть, притянуть к себе и сказать самые теплые слова, которые с каждым днем, разрывали грудную клетку все сильней.
Но светловолосый сдержался: затянулся дымом и упершись лбом в ладонь, нахмурил брови.
- Любовь рассудку не подвластна… - его взгляд полный мечтаний устремился в темный потолок.
- А это чье?
Парень немного подумал и расхохотался. Ты посмотрела на юношу в недоумении, а тот, затушив сигарету, щелчком пальца забросил окурок в урну.
- Я сказал!
Никогда нельзя было понять, говорит он всерьез или нет.
Голубые глаза пристально на тебя смотрели. Кажется, он ждал, что второй ход, сделаешь ты.
Крупный напарник на его заявление, пробурчал что-то невнятное сквозь противогаз, и смиренно поднял глаза к потолку. Как тебе ни хотелось увидеть его физиономию, ты не могла этого сделать: его лицо постоянно скрывала противогазная черная маска. Лишь на мгновение, когда он подносил бутылку к губам, оттягивал ее большим пальцем, демонстрируя свой могучий подбородок, заставлял затаить твое дыхание.
Ты всегда с огромным интересом смотрела на его открывающиеся части тела и очень сосредоточено наблюдала, как он выцеживает пиво из бутылки. И каждый раз, бурная фантазия и богатое воображение, рисовали новые образы.
­­
Блондин сделал паузу, что бы придать словам весомость, а затем вновь повторил, по видимому задетый, что ты не оценила его изречения:
- Это я придумал…
- Остроумно,- поспешила заверить его ты, а он скромно потупился.
Ты сочла это за очередную шутку и мысленно усмехнувшись, принялась вытирать барную стойку.
Металлические пальцы протеза, провели линию по тыльной стороне твоей ладони, в тот момент, когда она пронеслась мимо его руки.
- Наверное… теплая… и нежная… - произнес он мысль вслух и подперев щеку железным кулаком, замер глядя в твои глаза.
- Прощу прощения?
Он пьяно улыбнулся:
- Говорю, кожа у тебя наверняка мягкая и нежная.
Ты убрала свисающую прядь волос за ухо и кашлянув в кулачок отошла в сторону.
- Мне нравится, когда ты смущаешься, - добавил он.
Его глаза отправились в свободное плаванье без руля. Заметив его взгляд, ты вцепилась пальчиками в белый воротник рубашки, и нервно потеребив его, взяла нож и принялась нарезать лимон, старательно пытаясь игнорировать его комплементы.
Парень встал одним коленом на стул, перегнулся через деревянную стойку, опираясь в нее одной рукой, другой схватился за твой черный галстук и рывком потянул тебя на себя. Когда ваши губы соприкоснулись, по твоему телу пробежал электрический разряд.
Это был твой первый, настоящий поцелуй. Ты навсегда запомнишь эти сухие, но пылкие губы, жаждущие страсти.
В эту же секунду, ты ощутила разрыв контакта между вами так остро, как будто тебя выдернули из глубокого и счастливого сна.
Игривые тонкие губы, от твоего рта отстронила огромная рука напарника, схватив за наплечные ремни.
- Эй, что ты творишь!!?? – крикнул он на своего товарища.
Мужчина в маске откинул компаньона в сторону и отгрызнулся:
- Не нарывайся, - это было короткое и жесткое предупреждение.
- Это ты мне говоришь?? Я тебя нанял, что б ты знал…
- В отличии от тебя, мне здесь нравится, - перебил его товарищ, - и жалко будет, если заляпать столь хорошее место, твоей кровью…
Ты тихо сглотнула. Вот-вот, и между мужчинами начнется драка. <<Нужно что-то делать… Бежать?>>
Ты решилась выйти из-за стойки и направиться к ребятам. Воздух был пропитан напряжением и с каждой секундой, сделать свежий вдох – оказывалось новым подвигом. Сердце колотилось как бешеное, наровилось вырваться из груди. Ноги дрожали, постепенно становились ватными, но все равно шагали.
- П-простите, что вмешиваюсь. Прошу вас, остановитесь… Я вас давно знаю, всегда ведь ладили и…
- А ведь все из-за тебя! – нервный приятель не дал тебе закончить фразу.
Ты схватилась за пылающие щеки, - при чем здесь я? Да, пиво не самое лучше… но я вас не заставляла пить его!
Парни в недоумении переглянулись, затем уставились на тебя.
- Пиво тут при чем?
- А… а при чем тут тогда… я…?
Вопрос повис в воздухе. Светловолосый взглянул на тебя, бурно хлопая ресницами, словно пытаясь сморгнуть навязчивое видение, а молчаливый напарник, повернул голову в твою сторону. Плечи непроизвольно передернуло, когда он сделал шаг в твою сторону.
Он, стремительно подойдя к тебе , аккуратно положил руки на твою талию. Пальцы сделав короткую паузу, сжали ткань рубашки и могучие руки приподняли тебя на уровень его глаз. Твои руки уперлись в его грудную клетку.
- Господин Рутледж?
Глаза стали блуждать по его лицу, в поисках хотя бы малейшего намека на происходящее. И лишь когда стекла противогаза металлически блеснули, ты увидела его томный взор. Спокойный взгляд, без морщинок под глазами, которые обычно указывают на оскал или улыбку. Поддавшись вспышке фантазии, ты принялась прокручивать всевозможные образы выражений его лица.
Замерев, он смотрел на тебя в упор несколько секунд, после чего его веки медленно опустились, а руки лихо, закинули твое тело себе на плечо. Нос уткнулся в его спину, а к голове, в которой крутилось тысяча вопросов, постепенно начала приливать кровь.

Двери бара распахнулись.
Заревел мотор железного коня. Мотоцикл рывком тронулся с места и кинулся прочь, оставив после себя черные полосы на тротуаре.
Так началось ваше первое приключение. Но это совсем уже другая история…

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-485.html
Тест: |В объятиях Дьявола [Сборник... Kitagawa Momo 18:50:42
­Тест: |В объятиях Дьявола [Сборник]
belfegor;


вызывающая страсть;

­­

«Ши-ши-ши, ты совсем необыкновенная: строишь из себя недотрогу, но сама хочешь меня не меньше - я давно разгадал тебя. Все эти откровенные наряды и глубокие декольте - говоришь, чтобы я не осуждал твой стиль. Но я-то знаю настоящую причину их ношения...»

Завязываешь вьющиеся волосы в тугой хвост, некоторые непослушные пряди спадают на твое умиротворенное лицо, на прикрытые веки. Выдыхаешь, осматриваешь свое обнаженное отражение в зеркале - ничего необычного. Однако чувствуешь что-то непривычное, колющее изнутри. Дотрагиваешься холодными пальцами до лица, словно убеждаясь, что это - ты, и никто более. Убедившись, что последнее время тебе много кажется, отходишь от зеркала и открываешь краны с горячей и холодной водой. Кое-как отрегулировав необходимую температуру и мощность потока, залезаешь под теплый душ.

Струйки воды мягко обволакивают тебя, словно массажируя твое уставшее за день тело. Хороший вечер, никто не мешает, не нарушает идиллию. Иногда такие минуты сладкого одиночества были необходимы тебе, как воздух.

Пальцами проводишь по неглубокому, почти затянувшемуся порезу на ноге, так часто предоставляющему тебе сильные боли. Почти три недели назад на тебя напали среди бело дня, затащили в ближайшую подворотню и, ударив со всей силы, приказали подчиняться.

«Иначе хуже будет!»

Слова, словно клинок, вонзаются в твои уши.

«Закрой рот, дрянь!»

Зажмуриваешь глаза, а эта сцена вновь и вновь проносится в твоем сознании. Все обошлось, ты почти не пострадала (не считая пореза на ноге), но зрелище свалившегося замертво несостоявшегося насильника мешает тебе спать уже которую ночь. Странное хихиканье, смешивающееся с шипением змеи, эхом отдается в ушах.

«Бояться нечего, принцесса!»

Кто бы говорил - нечего!

«Ши-ши-ши, мне известно, что ты меня боишься. Но разве страх не порождает влечение? Я замечаю, как ты смотришь на меня, как размеренно поднимается твоя грудь от вздохов, как ты смущенно сводишь ноги... Как ты необдуманно сводишь меня с ума!..»

Подставляешь разгоряченное лицо под освежающую струю, умываешься и глубоко вздыхаешь свежий, сырой воздух. Ничего, все позади! Жизнь не кончается, но расширенные от ужаса глаза напавшего тебе вряд ли удастся когда-либо забыть. Может, этот человек и не заслуживал смерти? Может, он мог бы исправиться? Конечно, хорошенько вмазать - стоило, но убийства... Они все меняют.

Чувствуешь влагу на своих щеках, но воду ты уже выключила.

Что это? Страх? Нет, это решимость. Кольцо на среднем пальце правой руки заискрилось фиолетовым пламенем. Ты достаточно долго боялась, пора взять дело в свои руки. И начнешь ты с него, покажешь, чего стоишь, покажешь, что балом правишь ты.

Конечно, придется запихнуть куда подальше женскую гордость и притворяться смиренной и послушной (или, скорее, обольстительной?), но это явно того стоит. Ты понимала, что это может зайти слишком далеко, но не жалела и не раздумывала. Идея - рискованная, но этот блондин королевских кровей (или, скорее, с завышенным чсв?) давно уже подбивал к тебе клинья. Постоянно находится рядом, докучал, однажды порезал тебя своим клинком, а потом, обаятельно, но совершенно не добро рассмеявшись, слизнул кровь с твоей щеки. Ты оттолкнула его и, стараясь держаться ровно и уверенно, послала куда подальше. Это относится к домогательству? (или, скорее, к безумству?)

Он давно приметил тебя, еще с того времени, когда ты была под руководством Мармона, который по достоинству оценил твои экономические способности. Вы не говорили, вас, конечно, не представляли друг другу, тебя просто поставили перед фактом, что, по причине побега твоего начальника, теперь тобой "владеет" хранитель Урагана.

«Чёртова девчонка! Чистое обольщение во плоти. Прекрати же отталкивать меня, мы оба этого хотим, ши-ши-ши. Все самое прекрасное должно принадлежать только принцу, так ведь? Тогда не сопротивляйся, раз твоя учесть предначертана судьбой!..»

- Ваше Величество, - губы расплываются в наигранной приторной улыбке, а глаза излучают поддельный восторг. Безусловно, он заметил это, и ему нравится играть по таким правилам. - Вы меня звали?

Тебя никто не звал, но ты уже придумала отговорку - тебя якобы подставили младшие офицеры, уверяя, что тебя позвал твой непосредственный начальник. Они однажды делали такое, поэтому новость бы не удивила блондина.
Но он сделал свой ход.

- Нет, но разве это важно? - он характерно захихикал, - Присаживайся же, нам есть что обсудить, - легким движением руки он указывает тебе на роскошное кресло подле себя. Узкое платье неприятно сдавливает все тело, но ни одна мышцы не показывает твоих неудобств, а длинные аккуратные ноги ступают ровно, словно модель по подиуму. О чем он? Вам серьезно есть о чем поговорить, или он давно раскусил твой план и хочет взять командование в свои руки? Ты не сомневалась, что это так, но делала вид, что не подозреваешь, что он хочет обсудить.

- Ты - видная девушка, (Имя), - комплимент, собственно, обыденный, но от такого человека ты явно не ожидала его услышать. От приятного удивления ты забыла поблагодарить принца, но тот и не требовал твоей реплики, - А я - видный мужчина, не так ли?

Ты готова рассмеяться, чувствуя, как розовеет собственное лицо.

- Безусловно, Ваше Величество.

- Ну, к чему эта фамильярность! На одну ночь я могу стать для тебя просто Бельфегором, - его невесомый поцелуй в шею волной отдается по всему телу. Беззвучно вздыхаешь, отводя взгляд в сторону.
Но он не позволит. Сейчас и всегда ты будешь смотреть только на него.

Любовь не длится одну ночь, и вскоре ты в этом убедишься. Когда, спустя шесть лет, получишь собственную диадему и привилегии в виде толпы прислуги и роскошного свадебного платья. А взгляды влюбленного видного мужчина полагаются, как приятное дополнение.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-440.html
Тест: `Моя Богиня [2] {Сборник} Богиня Снов. Ты кажешься самой обычной... Kitagawa Momo 18:49:44
­Тест: `Моя Богиня [2] {Сборник}
Богиня Снов.


Ты кажешься самой обычной девчонкой, но внутри тебя сидит нечто, что я пытаюсь узнать.


­­

"Ты точно не похожа на остальных и пока я не узнаю, в чем твой секрет и почему меня так манит к тебе, не перестану находиться рядом".

Невысокая темноволосая девушка уже целый час спала, лежа головой на парте. Занятия закончились, все ученики разошлись по домам, но темноволосой все было ни по чем. Она спокойно и умиротворенно дремала, слегка посапывав и изредка издавая звуки.

"Я действительно терпеть не могу всех тех, кто приближается к тебе на близкое расстояние и пытается наладить с тобой контакт. Они не понимают, что не имеют права к тебе прикасаться".

Момент, и девушка проснулась словно по взмаху волшебной палочки. Зевнув, темноволосая потерла сонные глаза. Далее она осмотрела класс и поняла, что осталась абсолютно одна, её же никто не разбудил. Закатив глаза и удивившись своей сонливости, леди обнаружила на доске записанное домашнее задание. Переписав его в дневник, та начала поспешно собираться уходить.

"Я не понимаю, что в тебе такого особенного. Но меня сильно влечет к тебе, и я не могу этому противостоять. Как-нибудь я точно покажу тебе, о чем думаю последнее время".

На улице красовался прекрасный оранжево-золотой закат. Солнце светило, словно утром, но уже устало близилось к горизонту. Девчушка переобулась, закинула на плечо свою сумку и побежала к дому.

"Я уже несколько раз обучал хорошим манерам всех тех, кто хотябы смотрел в твою сторону. Ты будешь только моя".


Hibari Kеya

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1108-698.html
Тест: Помощь. [Haikyuu!!] Хайба Лев... Kitagawa Momo 18:46:13
­Тест: Помощь. [Haikyuu!!]
Хайба Лев


– Подожди! – Идя за очередной порцией мяса, мысленно радуясь доброте тренеров, Лев был остановлен. Голос, что доносился снизу, за спиной был явно женским, но звучал уверенно, да и сила с которой его потянули за футболку, была приличной. Парень, не ожидая такого, даже наклонился назад, рискуя упасть. Обернувшись через плечо, Лев...
Никого не увидел, даже посмотрев вниз. Ему пришлось повернуться, чтобы увидеть миниатюрную девчушку, иначе он просто свернул бы себе шею в попытке её углядеть. Глубоко вдохнув и выдохнув, незнакомка заговорила снова. – Быстро же ты ходишь. Поможешь мне в работе героя? – Весело усмехнувшись, спросила девушка. Парень завороженно смотрел в ее глаза необычного янтарного цвета, что переливались на солнце, отливая розовым.
– Такой необычный цвет – красиво. – Не заметив за собой, волейболист произнес вслух то, что должно было остаться у него в мыслях. Поняв, что озвучил это, Хайба, сконфуженно хмыкнул, ожидая реакции девушки, залившись пастельным румянцем. На удивление парню, девчушка, лучезарно улыбнувшись, поблагодарила его и, беззастенчиво смотря Льву прямо в глаза, вручила ответный комплимент.
– У тебя, кстати, тоже очень красивые глаза. – И, не снимая с лица добродушную улыбку, развернувшись на пятках, сложила руки в замок за спиной, обернулась, смотря на парня через плечо, снова попросила о помощи. Лев, конечно же, не отказал.
– Почему ты попросила именно меня? – Следуя за новой знакомой, с интересом разглядывая макушку девушки, волосы которой двигались в такт ее пружинистому шагу, казалось, что у, еще пока, незнакомки, такое хорошее настроение, что она в любой момент начнет идти вприпрыжку.
– Хах, ты самый высокий здесь. Тебе даже лезть не придется особо никуда.
– Лезть?
– Недоуменно подняв брови, парень получил в ответ лишь жест от девушки – она показывала на ветку дерева, к которому они только что пришли. Там сидел, недовольно размахивая хвостом, котенок.
– Я хотела его погладить, но он меня испугался и залез туда. Я думала, что он потом сам слезет, но уже прошло несколько часов, а он все еще там. – Повернувшись лицом к парню, девушка виновато улыбнулась. – Я пыталась снять его, но дальше той ветки залезть не смогла. – Снова жест рукой в направлении ветки, что находилась довольно близко к котенку, но далеко, чтобы девушка, с ее маленьким ростом, смогла его достать. А долезть до других точек опоры, не позволял все тот же минус девушки.
– Удивительно уже то, что ты смогла залезть туда. – Улыбаясь, Лев подошел к дереву и, взобравшись на самую низкую ветку, с легкостью достал животное, просто дотянувшись до него. – Держи. – Почесав котенка за ушком, протянул его незнакомке. Тут же вспомнил о том, не знает имени девушки, поспешил исправить это. – Я Лев, Хайба Лев. – Повинно улыбнувшись, понимая, что попросила помощи, не представившись, девчушка назвалась. – Кстати, здесь же все по приглашениям, ты с кем? – Оглядев всю толпу, из волейболистов, что собравшись в компании, веселились, после изнурительных тренировок, припомнил парень.
– Ну, вообще-то с Некома, если так можно сказать. Я же опоздала. – Поникнув и грустно усмехнувшись, с тенью на лице, ответила девушка. Волейболист, удивился ее ответу, подумав, что она не могла так сильно истрепаться из-за опоздания. Но прокрутив ее слова в своей голове, недоуменно остановился на месте.
– Некома? О чем ты, нам ничего не говорили о новом менеджере. – С подозрением косясь на знакомку, озвучил свои мысли спортсмен. Он ожидал чего угодно, но не капитана собственной команды, подлетевшего к ним, вкупе с асом Фукуродани. Они схватили новую знакомую Льва подмышки и подкинув в воздух с веселыми неразборчивыми криками, поймали ее до того, как она упала на землю. Девушка же лишь смеялась, находясь в свободном полете. А когда твердо стояла на ногах, то с радостным выражением лица и светящимися глазами, налетела на двух капитанов, обнимая. Парни же вели себя с ней так, будто она вовсе не девушка, а их давний друг. Волейболисты других команд с интересом поглядывали на странную компанию. Сам же Хайба в не меньшем недоумении и изумлении от происходящего переглянулся с котом, что спасался от двух буйных парней у него на руках.
– Приехала, наконец! — С довольной лыбой, от уха до уха, трепля девушку по голове, так, что ее мотало из стороны в сторону, вещал Бокуто.
— Как всегда к самой лафе прибыла. — Усмехаясь тщетным попыткам девушки убрать руки аса со своей головы, пока она не оторвалась, сказал Куроо.
— Ну, я же не специально, брат. Я сразу с аэропорта сюда. Кто же знал, что рейс так задержат на пересадке. Планировалось, что прибуду в начале дня. — Со вздохом разведя руки в стороны, мол, я ничего не могла поделать, улыбнулась девушка.
— Да ты как всегда, мелочь, «не специально». — Передразнил сестру Тецуро.
— Подождите, «брат»? — В недоумении смотря на троицу, только переварил недавнюю фразу девушки Лев. Именно этот момент к компании подошел тренер Некома, приветствуя гостью. Она же, в ответ, улыбаясь, извинилась за опоздание. На что старик лишь посмеялся и уточнил у нее, подумала ли она об его предложении. Получив согласный кивок и положительный ответ, собрал всех ребят из своей команды.
— Позвольте представить вам нашего менеджера, — Улыбаясь, старик показал на девушку, та поклонившись, представилась сама, не дожидаясь, когда это сделает тренер.
— Тецуро (Твое имя), будем знакомы. — Шутливо отдав честь парням, усмехнулась девчушка. В этот момент к ней подошел брат и, легонько стукнув ее по макушке кулаком, упрекнул.
— Даже представиться нормально не можешь, веретено. — Брюнетка в ответку ткнула парня пальцами под ребра. Одобривший это Бокуто, дернул девчонку к себе, спасая от брата, и ехидно ему улыбаясь. Весь оставшийся вечер эта компания периодически устраивала шуточные перебранки, над которыми посмеивались окружающие. Девушка на удивление всем Некомовцам быстро нашла общий язык с Кенмой, пусть и в своем духе. Она удивляла его, выполняя трюки из новой таркур-игры, в которую играл связующий. На его удивление она лишь сказала, то этому научил ее друг из спортивной школы, в которой она училась до сего момента. Кот, которого спасли они с Хайбой смирно сидел у парня на руках, а когда он посадил его в капюшон девушке, то тот там и остался.
— Ты ведь с самого начала знала мое имя, так зачем спросила? — Найдя девушку на холме, на котором отбывали наказание проигравшие тренировочных матчей, спросил Лев.
— Я даже не знаю. Мне просто так захотелось. — Похлопав по траве рядом с собой, улыбалась девушка.
— Значит, ты наш менеджер и будешь нам помогать? — С изумлением смотря на кота, что прошествовал с гордо поднятой головой от девушки к нему на колени, уточнил волейболист.
— Ага, а тебе, похоже, придется помогать мне в воспитании этого чуда, он меня совсем игнорирует. — Оторопело, смотря на животное, что потоптавшись, свернулось в клубочек и легло спать, невесомо ткнула в бок коту девушка.



Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-432.html
среда, 13 июня 2018 г.
Тест: По Уайльду [Uta no Prince-sama] Щенок – Лорд Генри Уоттон А... Kitagawa Momo 21:27:47
­Тест: По Уайльду [Uta no Prince-sama]
Щенок – Лорд Генри Уоттон


­­
А жизнь идёт по замкнутому кругу, вырваться из которого позволит лишь появление чего-то яркого, из ряда вон выходящего.

Чем больше чувствуешь желание сделать всё идеально, тем больше разочаровываешься в своей несовершенной душонке, со временем и вовсе переставая за что-либо приниматься. А зачем, если всё равно ничего не выйдет? И тогда ты становишься объектом многочисленных претензий и упрёков в несуществующей лени
.
Ещё хуже приходится, когда на хрупкие плечи ложится ноша в виде чьей-то жизни. Именно этим и руководствовались родители [В.И], когда заявили ей, что на окончание курса ей будет подарен не новый ноутбук, а животное. И вот, в один не особо прекрасный день, несмотря на желание девушки получить в подарок какую-нибудь неприхотливую и тихую черепашку, ей торжественно вручили щенка.


***

Хронически боящаяся брать ответственность, она прослыла бестолковой лентяйкой. На деле же всё было куда сложнее: девушке просто не было житья от желания сделать всё идеально и никак иначе, но, увы, добиться идеала хоть в чём-то – задача невыполнимая. Поэтому любые попытки приняться за разного рода деятельность пресекались внутренним голосом, твердящим о её бесталантливости.

Но зачем же раскрывать каждому недовольному душу, если можно нацепить маску безразличия и открещиваться стандартным «мне лень»? Жаль, от подарка, по-хозяйски устроившегося в кресле, так просто не отговориться, а это значит, что жизнь животного теперь в её руках. И, ох, как горько пожалели об этом родители, услышав присвоенную питомцу кличку, выбор которой был чуть ли не первым её самостоятельным решением.


***

Герр Отто фон Уэллс Двадцать Первый, для простых смертных просто Генри, оказался на редкость предприимчивым: то сам лежанку перетащит, то, опять же сам, упаковку с кормом на пол опрокинет, чтобы ради какого-то «поесть» драгоценную хозяйку не будить, то ещё что-нибудь эдакое выделает. А ещё он был единственным существом на свете, способным отодрать безразличную ко всему девушку от дивана и в буквальном смысле заставить её любоваться природой. Да, минут десять, да, во время выгуливания, но зато удавалось.

Особенно он любил бегать по грязи, прыгая во все попадающиеся по пути лужи, ведь тогда юная хозяйка будет его мыть, что тоже событие. Не то что бы она плевала на состояние зверушки совсем… Просто в этот раз щенок пробудет под струями воды чуть больше, чем обычно. И, конечно, леди ещё долгое время после окончания процедуры не будет спускать его с рук, что и придаёт моменту долгожданности.


***

— Ох, какое же чудо ваш Генри! Того и гляди, из [В.И] человека сделает, – восторженно провизжала соседка, вызывая недовольное цоканье услышавшей высказывание девушки. Мало того, объект разговора, до сего момента почивавший в полюбившемся с первого дня кресле, гордо спрыгнул с нагретого места, вильнул коротким хвостиком и пошёл куда-то по направлению к кухне. – А что я такого сказала?


***

Очередной день, подтвердивший, что инициатива наказуема. Последовав заведомо провальному совету матери попробовать с кем-нибудь подружиться, начав разговор первой, леди получила в ответ лишь заливистый смех и совет проваливать. Таким же провалом закончилось и предложение помочь дежурным: окрылённая возможностью быть чем-то полезной группе, юная леди и не заметила, как у ведра с водой, предназначенного для мытья пола в аудитории, треснула и до того не внушавщая особого доверия пластиковая ручка. Вода разлилась по полу, ведро было безнадёжно испорчено, ибо проходящая мимо второкурсница не удержалась на ногах и с треском – и жутким матом на итальянском, кстати, тоже - упала на предмет.

— Чтоб ещё раз в жизни я с кем-то заговорила! – процедила девушка, с силой кидая сумку куда-то в угол комнаты. Благо, родители уехали на свадьбу к троюродной кому-то там в соседний город, так что можно было вдоволь пошвыряться вещами в порыве праведного гнева и поорать на стены.

Как ни странно, гавкающий комок шерсти на шум не прибежал, что само по себе уже феномен. Обычно маленькому чуду хватало пары секунд, чтобы домчаться из одного конца квартиры в другой и успокоить непривычно нервную хозяйку одним лишь взглядом. На самом деле, взгляд Отто и впрямь был каким-то магическим. Во-первых, он заставлял делать хозяйку то, на что у родителей ушли бы месяцы уговоров. Во-вторых, если смотреть в эти голубые глаза примерно с полминуты, напрочь забываешь, что сидишь сейчас на корточках перед щенком: перед тобой взгляд человека, причём весьма смышлёного, и ничей больше.

Падает лицом в подушку, матеря весь мир и себя в первую очередь.

— Ой, как самокритично. Не соглашусь ни с чем из перечисленного, – раздаётся откуда-то из-за спины мужской, пусть и не очень низкий голос. Так как квартира по определению должна быть пустой, в голову приходит два варианта развития событий: швырнуть в мужчину, гипотетически являющегося вором-залезшим-чере­з-балкон, так кстати стоящую на прикроватной тумбочке настольную лампу или же по-тихому набрать сообщение в службу спасения, или как её там. Конечно, также промелькнула мысль, что это Герр Отто фон Уэллс Двадцать Первый, он же Генри, вдруг ни с того ни с сего решил обернуться человеком, чтобы высказать хозяйке всё, что о ней думает, но это порождение больной фантазии было откинуто сразу.

Только девушка кинула взгляд в сторону прикроватной тумбочки, на которой находились оба варианта спасения от вора-возможно-манья­ка, как по комнате вновь разнёсся голос знакомца:

— Да ладно тебе, лампой-то зачем? Лучше объясни, почему Герр Отто фон… Господи, я так и не запомнил, – окончена реплика была звонким смехом. Не оборачиваясь, юная леди удивлённо распахнула глаза. Полную кличку собаки знала лишь она, родители и, собственно, само животное. А судя по последней фразе, этот вор-возможно-всё-же­-маньяк, теперь подозреваемый ещё и в сталкерстве, имел достаточно времени, чтобы выучить непроизносимое имя.

— Ну… Отто, как и частица фон, в честь Железного Канцлера – Отто фон Бисмарка, который был объектом моей курсовой. Уэллс в честь любимого писателя – Герберта Уэллса. А под двадцать первым номером играет мой любимый футболист – капитан мюнхенской «Баварии» Филипп Лам, – примерно в этот момент пришло осознание, как странно называть собаку подобным образом. Ещё прибавить к кличке какой-нибудь химический элемент, название самой продаваемой марки машины в Зимбабве и инициалы ректора – и вот вам идеальное имя. Пока позовёшь его на кухню кушать, два режима правления в стране сменятся.
Ответом был всё тот же заливистый смех. Не выдержав такой наглости незваного гостя, девушка наконец обернулась, желая сказать вору-маньяку-сталке­ру пару ласковых. Но стоило взглянуть ему в глаза, как это желание сразу же улетучилось. Такие глаза она видела лишь у одного существа, и имя ему – Генри. Как бы разум ни твердил, что это невозможно ни физически, ни практически, ни теоретически – да вообще ни с какой стороны невозможно! – более адекватного вывода, увы, на ум не приходило. Выход из сложившейся заморочки только один – спросить напрямую и, возможно, выставить себя дурой перед незнакомым мужчиной.

— Генри? – выдавила наконец [В.И], мысленно поражаясь абсурдности вопроса. В ещё больший шок её повергла ответная реакция: молодой человек широко улыбнулся и чуть склонил голову набок, протянув что-то вроде «Догадалась? Умница».

— Знаешь, моя милая хозяйка, – заговорчески начал, кхм, щенок, - мне, конечно, приятно носить такое длинное и необычное имя, но всё же лучше зови меня Ринго, - и, наклонившись к леди, продолжил, всё так же криво улыбаясь, - иначе нас могут не так понять.
— А как нас, извините, могут понять? И вообще, каких ещё «нас»? – возмущённо пролепетала всё ещё не до конца «включившаяся» девушка.
— Я б тебе сказал, но ты ещё маленькая, – и вновь лицо молодого человека озарила лучезарная, обезоруживающая своей очаровательностью улыбка. Тем временем юная леди уже собиралась выдать очередную возмущённую реплику, но рот ей заткнули, пожалуй, самым приятным после вкусняшек способом. Догадаетесь, каким именно?

– А Генри я в честь кого? – разорвав поцелуй, на выдохе поинтересовался молодой человек.
- Ну, Лорд Генри из «Дориана Грея», - получив в ответ весьма красноречивый взгляд, а-ля «а с ним-то у меня что общего?», девушка поспешила пояснить, смущённо уткнувшись лбом в плечо Тсукимии, – Он в жизни более всего ценил красоту: красоту оболочки, красоту ощущений, красоту того, что в обществе считается уродливым. А Отто так часто наблюдал за тем, как я рисую, с таким интересом в глазах слушал мои рассказы о великих художниках, которые я репетировала к конференции, что я невольно провела параллель, мол, тоже ценитель прекрасного…
— Дурочка, мне просто нравилось, как ты рассказываешь – с необычайной нежностью в голосе шепнул парень, мысленно благодаря те неведомые силы, что позволили ему встретить эту милую замкнутую девочку.

[В.И] ещё слишком неопытна в вопросах любви, а Ринго не будет на неё давить, торопя события. Этот поцелуй был для них первым, но определённо не последним. У них будет ещё множество проведённых вместе моментов, наполненных настоящими чувствами. Впереди будет и почти волшебная история молодого музыканта, превращённого в щенка после склоки с каким-то странным типом, и пылкое признание в любви, и попытки как-то объяснить семье, почему вместо собаки у них теперь живёт парень… И многое другое тоже будет, но будет это всё потом, а пока они просто стоят в объятьях друг друга, мысленно обдумывая, что можно предпринять.

Он определённо заткнёт рты всем, кто говорил, что никто не будет общаться с такой бездарной лентяйкой. Он точно сможет доказать окружающим, и ей самой в первую очередь, что она способна не только вдохновлять на подвиги, но и вершить их самостоятельно. Он сделает всё, чтобы она больше не чувствовала себя ничтожеством.

Пусть Тсукимия и не выглядит рыцарем, ради неё он готов прикончить даже самого свирепого дракона.
­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-248.html
понедельник, 11 июня 2018 г.
Тест: "Волшебен путь каждого. А кто ты в таком большом и необъятном... Kitagawa Momo 22:06:33
­Тест: "Волшебен путь каждого. А кто ты в таком большом и необъятном Средиземье?"
Человек с множеством дел и личин


­­


Вы смотрели на себя в воде, вглядываясь в свое искаженное отражение. Лед медленно затягивал поверхность, хотя прожигающий взгляд был неизменен. Это была ваша вторая сторона, порой выходящая из вод озера, когда слышался душераздирающий треск осколков. Ледяная, яростная и жестокая; страдающая и несчастная, рыдающая почти кровавыми слезами – она была частью вас, пытающаяся вытеснить настоящую сущность, отказавшись работать с вами – спокойной, равнодушной и жутко опасной в своей бесстрастности, с которой вы порой отбрасывали от себя трупы людей, вытирая нож от крови об их одежду. Очередной заказ высокородного человека, и вы как верный пес по действию его пальца с черным перстнем выполняли "волю правосудия", пока в один день вам все это не надоело...
Нельзя быть уверенным до конца, нельзя знать, что вы настоящая – это то, что есть сейчас, а не запрятано под слоем льда.


Вы - человек-загадка. Верный пес, выполняющий любую работу, перепробовавший все, что только можно дабы заработать на хлеб. Не удивительно, что во всех селениях вас стали звать: "Человек с множеством дел", или же коротко и ясно: "Мастер на все руки". Убить кого-то? Пожалуйста. Выковать оружие? К вашим услугам. Заштопать рану или излечить больного? За себя не ручаюсь, однако, у вас всегда выходил чудесный результат даже в данной стезе. К чему бы вы не касались - все цвело в ваших руках, однако, Эру наградил вас не только талантом, но и двумя личностями, сменяющими друг друга. Это было своеобразным проклятием, которое заметил на вас Гэндальф во время своего очередного путешествия в одной таверне, когда вы хлебали пересоленную похлебку, сжимая иногда пальцы левой руки, на одном из которых поблескивал внимательным взором черный агат в серебряном перстне.
Отряд Торина:

Гэндальф (Митрандир, Олорин):
Надо признаться странная душа, весьма старая, - почесывая бороду и смотря на вас, сидящую в одиночестве, прислонившуюся к дереву, говорит истари, - словно сошедшая со страниц древних фолиантов, которые я имел честь читать в библиотеке Белого Совета. Если честно, встречались мне такие люди уже раньше.. Они способны на многое - на разные поступки. Откровенно говоря, мрачные, может порой безумные, но великие. Главное, чтобы тьма в ее сердце не взяла свое и не оставила тот жуткий след, поработивший Мелькора и Саурона. /Вы привлекаете его своей манерой общения. Гэндальфу иногда кажется, что вы старше своего возраста, или же застыли не в том, просто не взрослея. Для него - вы хрупкая, изломанная изнутри душа, которую ему жаль, про которую он не может сказать плохого слова, сколько бы "мерзких" дел вы не совершали. Каждый пытается как-то выжить со своей ношей, своим крестом, к тому же вы не являетесь полноценным злом, а поэтому Олорин, как самый настоящий наставник, отец и брат будет пытаться вытащить вас из яйца, чтобы вы вылупились, и на свет появилась прекрасная птица/
Бильбо Бэггинс: /Его иногда пугает ваша привычка выпадать из реальности на некоторое время во время ваших небольших привалов, тогда вы напоминаете ему неживую бездыханную скульптуру. Раскрытые глаза и пустой стеклянный взгляд холодных океанов; белая кожа, словно выбеленная лунным светом, касающимся кожи, с синими венами; точенный профиль - не естественный и какой-то слишком прекрасный. Однако, Гэндальф всегда говорит: "Она не здесь", и вроде бы его это успокаивает, однако, в вашем присутствии домашнему хоббиту не по себе. Вы кажетесь ему слишком ледяной, ненастоящей, меняющей маски изо дня в день. Правда, вы запомнитесь ему на долго, поэтому не удивительно, что когда тот вернется домой он запишет и зарисует ваш образ. Право же, к концу похода вы затронули его душу, но он не смеет сказать и слова/ О, Эру!- однажды напугавшись вас в таком состоянии, приложил Бильбо руки к сердцу, пытаясь унять бешеный стук неуемного сердечка, который для вас был как звук барабана - громкого и сбившегося с ритма. Казалось, выпав из реальности вы слышите даже его дыхание. - Гэндальф, кажется она не дышит!
Торин II Дубощит: Холодностью своей она раздражала меня похуже Короля Лихолесья, к тому же баба в походе - не лучшая идея. Однако, она прикрыла мне спину, спасши мою жизнь, а это дорогого стоит. Однако, меня несколько удивляет насколько может быть спокойной эта дева, хотя порой невозможно предугадать, что она выкинет. (Ваше имя), словно волк в овечьей шкуре. /Не знает о вашем состоянии и даже не подозревает, хотя он и заметил резкую перемену ваших настроений, когда вы пытались обучить Кили одному из своих боевых приемов, который действовал всегда безотказно. Относиться к вам благосклонно. За добро - добром платят. Вы сделали много для него и его отряда, а значит вы всегда будете желанным гостем для него. Так решил Торин, смотря на то, как вы разводите костер, переворачивая сухой веткой разгорающиеся сучья. Думает отплатить вам золотом, что, пожалуй, удивительно/
Кили: /Он не может поверить, что его уложила на лопатки девчонка! Право же, он совсем не ожидал от такой хлипкой на вид девушки такой стати и спокойствия, с которым вы пачкали руки в крови теперь уже и своих врагов, откидывая назад лезущую в глаза челку. Уважение, гордость за своего товарища, а после и благодарность, граничащая с теплой дружбой. Кили привязался к вам даже не смотря на ваше проклятие, про которое узнал совершенно случайно, подслушав бессонной ночью разговор Гэндальфа и испугавшегося Библьбо/ Жалко, что ее настроение меняется со скоростью ветра. Никогда не поймешь, что у нее на уме, хотя нельзя не сказать, что это делает ее еще интереснее в общении.
Фили: Не понимаю я тебя Кили. Как ты можешь с ней общаться? Она же сумасбродная! /Недолюбливает вас, но точно ответить из-за чего - не может. А если вы не нравитесь ему, то значит он всеми силами будет стараться отгородить своих соплеменников от общения с вами, что почем зря. Вы не убиваете всех в подряд/
Балин: /Вы интересуете его, так как он заметил перемены в вас. К тому же, был свидетелем того самого разговора. Поэтому отдаленно она наблюдает за вами и делает для себя весьма любопытные выводы/ Весьма интересная человеческая душа. Одна иногда противоречит другой.
Двалин: /Испытывает к вам уважение, что, пожалуй, даже можно списать на восхищение. Гномья его душа влюблена, и он порой не знает куда скрыться от вашего жгучего взгляда, хотя вместе обычно вы сражаетесь рука об руку - так что бежать ему некуда. Останавливает его лишь возраст, а также нежелание узнавать ваших секретов, которое, как он думает сведут на нет ваши разговоры. Конечно, весьма короткие, но все же какие-то/
Оин: /Вы не интересуете друг друга, хотя порой вы смотрите за тем как он измельчает лечебные травы, хмуря брови/
Глоин: Хрупкая на вид баба, а столько всего умеет. Даже странно. /Находит интересным то, что вы столько всего можете сделать. Хочет узнать, что вы не сможете сделать, а не то, что вы умеете/
Нори: /Не говорит с вами. Вы его пугаете/
Дори: /Порой его материнская опека забавляет вас, так как она всегда заводит всех туда, куда не нужно. Дори же возмущен вашим отношением к нему, считая его крайне пренебрежительным. Жаль, что он не знает о вашем двоедушии. Может быть, последний факт его успокоил/
Ори: /Не заинтересован вами/
Бифур: /Вы чем-то напоминаете ему себя, поэтому не удивительно, что вас можно найти разговаривающими о чем-то или сражающимися. Как вы говорите - разминаете мышцы пред долгим путем, и это в принципе удивительно, так как Бифур отнюдь не быстро сходиться с людьми, считая их всех совершенно неинтересными и скучными, а в вас он что-то нашел. У вас не дня не проходит без сумасшедших перепалок и небольшого боя. Вас совершенно не смущает, что в его голове торчит топор, когда же его не смущает ваше положение, о котором он узнал от вас, с ваших слов/
Бофур: /Вы поражаетесь его болтливостью, когда же он вашей молчаливостью. Вы противоположны друг другу, как вода и огонь. Он раздражает вас, когда же будучи всеобщим любимчиком, гном пытается добиться вашего признания. Увы, пока все без толку/
Бомбур: /Этот гном благоговеет пред вами, потому что вы единственный из похода "человек", который замечает его старания, а иногда даже помогает, собирая нужные травы для супа. Считает, что вы замечательный человек, если конечно не брать во внимания ваши перепады настроения, потому что они его смущают. Как вы поняли - Бомбур мягкий и очень нежный гном-фермер, который пошел в похода только для поддержки остальных собратьев. Данную черту вы уважаете, поэтому и относитесь к нему как в тому, с кем иногда можно вести монолог, который он выслушает, ибо Бомбуру нравиться слушать вас. Как он считает - у вас весьма приятный голос. К тому же, он восхищается вами/ (Ваше имя) невероятна! Я не ожидал от нее в бою такой прыти. Она была похожа на грациозного хищника!
Ривенделл:

Элронд: /Он видел ваше будущее овеянное мраком ужасной тени, нависшей пред вами, подобно коршуну в броске за бедную лесную тварь, из-за чего холодок бежит по его коже, затрагивая взгляд, который становиться прохладным. Так лорд Ривенделла встретил вас, увидев рядом с Гэндальфом. Последнего, конечно, забавляло такое поведения полукровки, но в конечном итоге маг "столкнул вас лбами", чтобы вы поговорили. В конечном итоге, Элронд сделал вывод, что еще не все потеряно - вы владеете собой так же прекрасно, как и разумом. Проникся к вам симпатией/
Линдир: /Вы не встречались, так как стоило на горизонте появиться ему - вы уходили в себя, уходя в приглянувшийся вам сад/
Лихолесье:

Трандуил:
Жар в ее глаза похож на уничтожающий огонь. Язык ее враг ей. /Увидев вас, удивился вашему состоянию - он впервые встречал такого человека как вы. Для него вы весьма любопытный экземпляр, но дальнейшее общение с вами его не прельщает. По его мнению, вы грубы и совершенно бестактны, ибо стали защищать свою честь, а также Торина, заявив, что он - сам Трандуил просто напыщенный эльф, думающий только о богатствах. Гневался, право же, он не долго. Скажите, что взять с человека, у которого, что на уме, то и на языке?/
Леголас: /Был в восторге от вашего заявления, из-за чего с его уст сорвался легкий смешок, разгневавший короля еще больше. Не удивительно, что после "представления" принц спустился в темницы, находя вас за решетками темного помещения - сложившего руки на груди, сверлящего его тяжелым взглядом, в котором промелькнуло любопытство. И этого любопытства хватило для того, чтобы начать разговор. Он стал вашим первым другом, и товарищем, который не пускал в вас стрелы при вашем побеге словно при какой-то договоренности/ Верный товарищ, храбрая дева! Надеюсь, когда-нибудь она покажет мне мир, когда же я покажу ей свой.
Тауриэль: /Она удивилась, увидев среди гномов человека, но эльф не придала вам особого значения/
Дол-Гулдур:

Некромант: /Он заинтересован в вас. Редко встретишь таких людей, подобных вам - с таким "чувством", с негативом в душе с самого рождения. Некромант думает, что мог бы использовать вас, поэтому часто насылает на вас сны, где черная тень говорит с вами. Пока безуспешно, но он все еще надеется получить ваше доверие, а также вашу душу, расщепленную на два осколка/
Азог Осквернитель: /У него приказ вас не трогать, хотя иногда ему так и хочется снести вашу голову. Вы убили слишком много его подчиненных/
Больг: /Из-за вашего меча он чуть не лишился конечностей, поэтому боится вас и совсем не желает попасться вам на глаза в следующий раз/
Эсгарот:

Бард Лучник: /Часто видел вас в тавернах, сидящей за кружкой имбирного эля в одиночестве, задумавшейся о чем-то. Теперь же вы познакомились. У Лучника сложилось о вас неоднозначное мнение. Вы ему и понравились, но что-то его отталкивает от вас. А вот что - понять Бард все никак не может. Ваш уровень общения - знакомые, которые помогут друг другу в беде/
Баин: /Он заинтересован вами как человеком, но близкого знакомства между вами не произошло - вы все время пропадали где-то, а он пытался помочь отцу/
Сигрид: /Побаивается тебя/
Тильда: /Аналогично сестре, однако, ее на подсознательном уровне тянет к вам. Может быть, детское любопытство?/
Алфрид-Подхалим: /Вам не предстояло чести встречаться с ним. Но я уверен, что если бы вы встретились, то живым бы он от вас не ушел/
Остальные:

Даин II Железностоп: /Видел вас на поле боя - ему показалось забавным то, что баба может так легко справляться с любым видом оружия/ Интересная баба, ничего не скажешь. Уложила на спины тринадцать орков, даже не запыхавшись! У нас еще есть будущее.
Гладариэль: /Вас обжигает ее свет, когда же ее ваша тьма. Но как известно тьма и свет тянуться к другу другу, так и с вами. Гладариэль интересно с вами, когда же вам с ней спокойно и тихо - не слышится этот шум осколков и рыдания под толщей воды другой стороны, нет проклятой маски, и все валиться из рук, словно бы вы обычный человек. Порой вы любите посидеть рядом с ней, уложив голову на ее колени, когда же она ласково перебирает ваши волосы, точно родная мать. Она любит вас той любовью, какая обычно бывает только у матери/ Милая моя, тебя ждут еще большие невзгоды на пути, но я уверена, что свет в твоем сердце заглушит эту боль и соединит расколовшиеся осколки...
Саруман Белый: /Ему интересны вы в целом, когда же вы его избегаете, словно чумы, поэтому он иногда не понимает, почему с другими Истари ты приветлива, а от него воротишь нос/
Смауг Ужасный: /В толпе не разглядел - вы всего лишь обычный человек, недостойный его внимания. Но это к лучшему, не так ли?/
Радагаст Бурый: /Хотел бы взять вас к себе не попечение, так как подумал, что зверюшки вполне могут излечить вас от "всего злого", но вы отказались, чем расстроили Радагаста. Правда, печалился он не долго - вспоминал лишь изредка, когда в его снах кружили, точно невидимые сети, видения о вас и Некроманте, который слонялся к вам, заслоняя холодный свет звезд/
Фродо: /Знает о вас только из книг, даже не со слов своего родственника, а именно из книг, в одной из которых описывается человек "золотые" руки, или же человек с множеством лиц. Подумал, что должны быть ваши волосы седы, а жгучий взгляд изменился. Хотел бы с вами встретиться/
Беорн: /Не обратил на вас особого внимания. Вы были с Гэндальфом, а, значит, не представляли опасности, хотя в любое другое время он вряд ли был бы к вам так великодушен - ведь он почувствовал в вас не самое хорошее, заточенное глубоко внутри, точно змея, готовая сделать бросок из своего укрытия и пустить ядовитые зубы.
Голлум (Смегаол): Т-ты! Кто т-ты такая? У тебя желе-с-ска! Ты играешь не честно! /Недолюбливает вас, так как вы могли бы убить его, а ему еще хочется жить. К тому же ненавидит вас, как и Бильбо - ведь вы по его мнению украли его "прелес-с-сть"/

­­


Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1121-520.html
Тест: Villain&Kiss |Boku No Hero Academia| Kai Chisaki|Boku No Hero... Kitagawa Momo 21:21:47
­Тест: Villain&Kiss |Boku No Hero Academia|
Kai Chisaki|Boku No Hero Academia


­­

###


После падения «Все за одного» у подпольных организаций оказались развязаны руки. Проще говоря, полная свобода действий. Чисаки Кай, лидер такой преступной группировки как «Восемь врат смерти», посчитал, что это прекрасная возможность распространить свое влияние и начать активное продвижение к поставленной цели. Он принялся искать союзников, которым можно было легко промыть мозги и использовать для своей выгоды. С исчезновением Всесильного количество злодеев на улицах города возросло. Некоторые из них, с кем Чисаки беседовал, соглашались сотрудничать, потому что им нужно было иметь хотя бы какую-нибудь цель, другие же думали продвигать собственные ценности и, видя в Чисаки серьезную угрозу, пытались его убрать. Если забыть, что Чисаки сам по себе обладает страшной силой, рядом с ним всегда были его подчиненные, готовые отдать за молодого господина свою жизнь.
... Чисаки стоял в десяти метрах от небольшой злодейской группировки. Хотя, наверное, «группировка» это слишком громко сказано. Просто несколько отбросов объединились в команду, дали ей вызывающее название и провозгласили себя сильнейшими злодеями. Честно сказать, со стороны это смахивало на комедийный спектакль с печальной концовкой. Но даже так Чисаки был вынужден признать, что их присоединение к организации будет выгодным, - близится новая эра, и первым в бой пойдут такие, как они - пушечное мясо.
Однако, они дали отказ, аргументируя это тем, что у них совершенно другие планы. При последнем слове, «планы», у Чисаки скептично выгнулась одна бровь. Какие могут быть планы у этого сброда? Максимум, что их мозг способен выдать, это грабеж и убийства. Но раз отказались, он настаивать не станет. Даже с отсутствием в арсенале таких людей ничего не изменится.
- В таком случае, я ухожу, - сказал Чисаки и, убрав руки в карманы куртки, развернулся к ним спиной.
- Стоять, архитектор! У нас осталось одно дело! - прокричал кто-то из них.
Чисаки устало выдохнул и, не глядя, вальяжно махнул кистью руки.
- У меня нет с вами больше никаких дел.
За спиной раздались повторные крики и громкие высказывания в его сторону. Словно почуяв опасность, Чисаки резко обернулся. На него неумолимо несся чужой кулак, в котором был зажат нож. Чисаки было приготовился использовать свою силу, но тут перед ним оказался один из его подчиненных, который отразил атаку катаной. Раздался лязг железа, оппоненту пришлось отступить назад. Человек Чисаки же не терял бдительности и принял боевую стойку.
- Молодой господин, простите за задержку, - этот голос Чисаки мог узнать где угодно. - Пожалуйста, возвращайтесь в штаб. Я здесь разберусь.
Разберется?
Чисаки устремил взгляд вперед и увидел растерянные лица врагов. Судя по всему, опасность они больше не представляют, как и интереса. Задерживаться здесь действительно нет смысла. Ему стоило достать обе руки из карманов, чтобы команда перепуганных злодеев развернулась и свалила отсюда. Теперь, кроме них двоих, на дороге никого не было.
- Уходим, Юаса, - скомандовал Чисаки и направился к припаркованному неподалеку автомобилю. Его подчиненная убрала катану и, еще раз осмотрев местность, последовала за своим господином.
У Чисаки, несмотря на статус, не было личного водителя. Управлять своим автомобилем он предпочитал сам. Дождавшись, когда Юаса займет соседнее место, он завел мотор и дал по газам. В тишине они ехали около десяти минут. Остановившись на светофоре, Чисаки перевел взгляд на девушку. В отличие от других его подчиненных, она не носила маску - символ преданности боссу и готовности к самопожертвованию. И дело не в том, что Чисаки ей не доверял, такой вещи, как полное доверие, в принципе не существует в мире. Но якудза знал, что эта особа ему верна, как была верна старику.
Зажегся зеленый свет. Автомобиль тронулся с места.
- Ты выполнила свою часть? - спросил Чисаки, бросая короткий взгляд на подчиненную.
- Да, - без промедлений ответила она. - Я надеялась, это займет меньше времени. Прошу простить за...
- Не нужно, - отрезал он и повернул руль направо.
Автомобиль свернул в менее оживленную часть города и остановился возле дома, построенного в классическом японском стиле. Массивные кованые ворота распахнулись, и машина заехала на частную территорию.
Перед входом Чисаки поприветствовали его подчиненные.
- Как прошло? - рядом с ним появился Хроностазис.
- Зря потраченное время, - коротко ответил Чисаки и прошел внутрь дома. Обстановка дома изнутри была ближе к европейскому стилю, поэтому здесь отсутствовали длинные коридоры и седзи. Первым делом якудза прошел в гостиную, где сразу присел на диван. В голове крутилась мысль, что необходимо как можно скорее найти полезных союзников, но это довольно проблематично, учитывая, что мафиозные группировки давно утратили свою авторитет из-за деятельности «Все за одного». Но теперь, когда он пал, можно без сомнений говорить о новой эре.
- Молодой господин.
Вздохнув, Чисаки запрокинул голову и встретился взглядом с Юасой. Небольшое беспокойство в ее глазах заставило тело парня странным образом откликнуться. И такое, подметил однажды Чисаки, происходит не в первый раз.
- В чем дело? - спросил он.
- Те люди, с которыми Вы планировали выйти на контакт, Альянс злодеев, они, наконец, ответили на Ваше сообщение.
- Вот как? - Чисаки медленно поднялся с дивана и обошел его, встав прямо перед девушкой.
- Они назначили встречу на завтра. Вот координаты, - она протянула ему бумажный листочек, где был записан адрес.
Чисаки чуть нахмурился. Место довольно отдаленное, но это и к лучшему. Если разговор примет дурной оборот, не будет лишних свидетелей.
- Вы... отправитесь туда один? - донесся до его ушей вопрос. Чисаки опустил взгляд на девушку, которая смотрела куда-то в сторону. Судя по выражению ее лица, к идее вступить в союз со злодеями она относилась крайне негативно. Юаса всегда считала их отбросами, способными только на гнусные поступки, и в этом Чисаки был с ней солидарен. Но в данной ситуации будет глупо отказываться от предоставленной возможности реализовать свои планы.
- Встречи искал я. Если появлюсь там в компании своих людей, они решат, что мои намерения не чисты.
- Но ведь... - коротко выдохнув, Юаса кивнула. В словах молодого господина был толк. Тем не менее, не переживать о его безопасности она не могла. Сейчас ситуация такая, что злодеи могут позволить себе слишком многое. Даже простая мысль, что их лидер, Шигараки Томура, причинит малейший вред ее господину, приводило девушку в ярость.
Неожиданно на ее макушку легла ладонь. Вздрогнув, Юаса осмелилась поднять на Чисаки робкий взгляд.
- Мне не нравится, что ты меня недооцениваешь, - в его глазах читалось осуждение. Кажется, ее сомнения насчет его силы задели гордость Чисаки.
- Никогда и ни за что, - уважительно поклонилась Юаса.
Ее ответ более чем удовлетворил Чисаки.
... Юаса нетерпеливо посмотрела на наручные часы - молодой господин внутри этой хибары уже десять минут. Вокруг стояла гробовая тишина, что невольно вызывало подозрения. Конечно, если Чисаки будет угрожать опасность, его подчиненные, скрывающиеся в тени, обязательно вступят в бой, но все равно... Беспокойство Юасы было вызвано далеко не только рабочими обязательствами.
Внезапно из здания донесся оглушающий крик. Не долго думая, Юаса схватила с заднего сиденья катану и устремилась внутрь, но, едва она подбежала ко входу, как оттуда, облитый кровью, вышел Чисаки. Юаса заметила, что на его левой руке не было перчатки, а это значит, диалог со злодеями зашел в тупик.
- Молодой господин, Вы...
- Все в порядке, - тряхнул он обнаженной кистью. Капли крови разбились об асфальт. Чисаки брезгливо поморщился. Юаса поспешила подать ему чистый платок, который уже через секунду превратился в грязный. Вытерев руки, лицо, якудза бросил кусок ткани куда-то в сторону и прошествовал к автомобилю.
Чисаки включил зажигание, но давить на педаль не торопился. Он неотрывно смотрел куда-то вперед, будто чего-то ожидая или обдумывая.
- Они согласятся? - спросила девушка после двух минут тишины. Имея запрет на участие в операции, она понятия не имела, что же происходило внутри тех стен. Но, судя по лицу Чисаки, легко догадаться, что все пошло не совсем по плану. Тем не менее, в глазах якудзы тлел странный огонек, что значит, ситуация по-прежнему под контролем.
- Я дал им пищу для размышлений, - ответил Чисаки и сжал в руках руль. - Долго ждать нам не придется.
... Как и говорил Чисаки, совсем скоро сотрудничество с Альянсом злодеев было установлено. При первой встрече с их лидером, Шигараки Томурой, Юаса с трудом сдерживала рвотный позыв. Нет, дело не во внешности этого человека, хотя та действительно выглядела устрашающе. Больше всего Юасу коробило от того факта, что с н и м придется работать молодому господину. Между простыми злодеями и профессиональными преступниками, конечно, мало различий, но первые слишком мелко мыслят и ставят безграничные цели, а вторые, наоборот, умело оценивают свои возможности и думают рационально.
В отличие от них, - Юаса сместила взгляд на Шигараки, который тоже смотрел на нее.
Атмосфера вокруг будто изменилась. Пальцы Чисаки, потянувшиеся к фишке сёги, замерли. Он поднял пронзительный взгляд на Шигараки. Интерес, который он проявил к его подчиненной, Чисаки совсем не понравился. Он длинно выдохнул - сквозь маску это даже больше напоминало рык.
- Мы можем... продолжить беседу?
Шигараки повернул к нему голову, и за прикрепленной можно было разглядеть широкую улыбку.
... Покрытая испариной спина по-змеиному изгибалась. Под светлой кожей рук перекатывались мышцы. Пальцы нещадно сжали бедра девушки и подтянули ближе. Она, не сопротивляясь и даже не имея желания сопротивляться, стонала в голос от переживаемых ощущений. Внутри нее все горело и требовало немедленной разрядки. Но едва девушка подходила к кульминации, движения возвышающегося над ней якудзы замедлялись, и стон боли срывался с ее губ.
- М-Молодой господин, - голос сорвался на последнем слове. Юаса нервно облизнула свои губы и вскрикнула, когда новое проникновение оказалось очень глубоким. Она хотела ухватиться за мужские плечи, но смогла только пальцами скользнуть по влажной от пота коже. Ее руки безвольно раскинулись. Грудь плавно подпрыгивала от каждого равномерного движения. Меж бедер все болезненно пульсировало. На глазах Юасы появились слезы от переполняющих ее чувств.
Совершив последние сильные грубые толчки и достигнув вершины блаженства, Чисаки опустил голову на грудь девушки. Его тяжелое дыхание обжигало ее стремительно остывающее тело. Он чувствовал, как в груди словно развязывался тугой узел, но потом перед глазами снова всплывала улыбающаяся рожа того злодея, и новая волна гнева затмила глаза якудзы. Крепко обняв Юасу за талию, не думая о том, причиняет ли он ей боль, он одним стремительным толчком направил себя внутрь девушки и без промедлений начал жесткие движения.
- П-Пожалуйста, ост-остановитесь! - надрывно кричала она, чувствуя, что больше не может выдержать. Ее тело в его руках было словно игрушечным. В голове образовалась настоящая каша: от макушки до пальчиков ног она превратилась в одну сплошную точку удовольствия.
Этот акт не продлился долго, в отличие от предыдущих. Но он был куда яростнее. Словно Чисаки пытался избавиться от угнетающих его мыслей. Юаса с трудом повернула голову и устремила покрасневшие глаза на парня. По-прежнему возвышаясь над ней, он быстро и рвано дышал. По его лицу скатывались капельки пота, очерчивали острые ключицы и поджарое тело, глядя на которое, девушка почувствовала, вопреки усталости, новый приступ желания. Она не могла даже пошевелиться, чтобы прикрыться одеялом, но мысль одна за другой возвращались к тому, что она хотела снова ощутить на себе тяжесть его тела. Однако Чисаки вдруг откатился в сторону и свесил ноги с кровати. Его лицо в тусклом свете лампы выглядело так, будто якудзу одолевают очень тяжелые мысли. Юаса не могла знать, какие конкретно мысли, впрочем, Чисаки и не хотел, чтобы она знала. Если ей станет известно, что рядом с ней он, нынешний глава якудза и будущий лидер всего преступного мира, становится слабым, она навоображает себе невесть что.
Навоображает? Скорее поймет, что к чему.
Не испытывать жалости к миру, к людям, живущим в нем, но быть никем перед одной-единственной девушкой. Чисаки тяжело выдохнул, чувствуя легкое головокружение. Несмотря на часы, проведенные в постели, он по-прежнему испытывал жгучее желание вернуться к Юасе, соединиться с ее горячим и мягким телом.
Чисаки про себя чертыхнулся.
Да что же это такое?
За спиной послышался шорох, и вот рядом с ним присаживается девушка, укутанная по плечи в одеяло. Хотя было бы неплохо, мысленно признался сам себе Чисаки, если бы она обнаженной прижалась к нему со спины.
- С Вами все хорошо, молодой господин? - Чисаки хмыкнул. Даже зная, что он ничего не ответит, она все равно спрашивала так каждый раз, когда видела его в подобном состоянии.
Ничего не говоря, Чисаки повернулся вполоборота и, откинув край одеяла, положил руку на талию девушки. Ему бы хотелось прикоснуться к ней не через перчатку, но тогда... Он чувствует, как горяча ее кожа, ее гладкость, однако Чисаки был наверняка уверен, что при голом контакте ощущения совсем другие.
- Молодой господин? - снова позвала его Юаса. Вздохнув, якудза отстранился от девушки и встал с постели.
Она не сводила с него взгляда, пока Чисаки натягивал на себя брюки. На худые плечи он накинул черную шелковую рубашку, оставив незастегнутыми верхние три пуговицы. Белый галстук красиво висел на шее. Сжав в левой руке куртку, парень подошел к сидящей на кровати Юасе. В ее глазах читалась досада - он никогда не оставался. Наклонившись, Чисаки обхватил правой рукой девушку за затылок и прислонился своим лбом к ее лбу. Взгляд якудзы был серьезным как никогда.
- Завтра отправляйся прямо с утра, - сказал он, обдавая жаром ее губы.
- Да, - хрипло ответила Юаса и проводила спину Чисаки решительным взглядом, пока тот не скрылся за дверью.
... Вроде бы идеально составленный план был обрушен как карточный домик. Как было обговорено, Юаса ждала прибытия молодого господина с девочкой на точке сбора ровно три часа, но в указанное время никто не явился. Оставив подготовленный автомобиль со всем багажом, девушка направилась обратно в убежище организации. Но по пути она смогла перехватить разговор полицейских по рации и узнала о ситуации. Паника сдавила ее грудь. Резко крутанув руль машины, Юаса последовала за кортежем.
... Ее глаза широко распахнулись и сразу же зажмурились, когда один за другим начали взрываться полицейские автомобили. Посреди этого хаоса Юаса увидела привязанного к медицинской кушетке Чисаки. Ею двигало лишь желание спасти его, когда девушка устремилась прямиком в огонь. В горле из-за жара жгло, глаза застелила пелена слез, а по телу вдруг стала разливаться слабость.
Чудом девушка подбежала к молодому господину. В нос ударил терпкий аромат крови, которая ручьем лилась из отрубленных кистей рук. Вдруг пришедший в себя Чисаки устремляет на нее свой плывущий взгляд.
- Ты?.. - договорить он не успевает, заходится тяжелым кашлем. Кровь фонтаном брызгает у него изо рта.
- Пожалуйста, молчите, - оглядываясь, попросила Юаса. Она пыталась придумать, как отсюда выбраться.
- Зря, - донесся до нее тихий голос Чисаки. - Теперь я...
- Замолчите же! - закричала сквозь слезы девушка, удивив якудзу. Ее пальчики крепко сжали края кушетки. Сделав несколько медленных вздохов, Юаса приказала себе успокоиться и скорее принять верное решение.
Именно, подумала девушка, верное решение. Сейчас все зависит от нее.
Опустив взгляд на периодически теряющего сознание от потери крови Чисаки, она поняла, что больше не может терять времени.
... Когда Чисаки очнулся в следующий раз, первым, что он увидел, был едва освещенный потолок. Якудза попытался подняться и сразу поморщился от испытываемой боли. Все тело как одна большая гематома. Перед глазами пронеслись недавние события. Чувства горькой досады, злобы и отчаяния заставили Чисаки волком завыть сквозь зубы. Через боль он принял сидячее положение и сразу же увидел свои руки. Вернее... На месте его отрубленных кистей сейчас были протезы. Чисаки предпринял попытку пошевелить пальцами, но те его не слушались. Он попытался еще раз и еще - без толку. Сжав крепко зубы, якудза в приступе гнева ударил протезами по постели.
Никакой боли. Абсолютно ничего.
По его щекам скатились несколько слезинок. Плечи парня мелко задрожали. Губы искривились в горьком оскале. Рот открылся в беззвучном крике. Самое настоящее отчаяние сводило Чисаки с ума.
Его жизнь. Его планы. Все пошло крахом!
- Молодой господин? - глаза парня резко распахнулись, и он в шоке уставился на застывшую в дверях Юасу. В следующее мгновение она благоговейно вздохнула и, подбежав, обняла якудзу за шею. В нос Чисаки ударил знакомый аромат кожи. Вся злоба вдруг остыла. Против воли он уткнулся носом в шею девушки.
Когда Юаса отстранилась, якудза кивнул на свои руки:
- Ты... это сделала?
Она угукнула.
- Как Вы себя чувствуете?
Чисаки опустил голову. Печальная усмешка исказила его губы.
- Как? - он хотел бы сжать пальцы в кулаки, но не смог. - Как?! - уже громче спросил он. - Моя цель, мои амбиции, все это пошло ко дну! Я остался без всего. Теперь моя жизнь ничего не стоит.
Юаса слушала его и буквально кожей ощущала его боль. Больше всего девушка боялась, что ее господин поддастся своему гневу. Чисаки еще что-то говорил себе под нос, с ненавистью взирая на свои руки, и можно было видеть, как эта ненависть буквально его пожирает.
- Я не... - Чисаки замер на полуслове, глядя, как в его ладони легли тоненькие женские пальчики. Возникло дикое желание их сломать, и в этот момент якудзе удалось воспользоваться протезами. Он крепко сжал руки девушки, отчего та болезненно зашипела, но даже не дернулась, чтобы отстраниться. Она знала, насколько ему сейчас тяжело, и рассчитывала успокоить его любым методом. Даже если сама при этом будет страдать. - Д*ра, - надрывно прошептал Чисаки, сжимая уже менее крепко.
Юаса придвинулась ближе к Чисаки. Он посмотрел на нее исподлобья и очень удивился, увидев на ее лице улыбку сквозь слезы.
- Я буду с Вами, - не колеблясь, заявила девушка и прислонилась своим лбом к его. Как делал сам Чисаки всего несколько дней назад. - Всегда буду с Вами, - еще тише заявила Юаса, чтобы именно о н слышал ее слова.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1121-510.html
вообще-то вредно вспоминать про беон и читать записи трехлетней... Magda is blind 12:22:55
вообще-то вредно вспоминать про беон и читать записи трехлетней давности
потому что иногда твое мнение о чем-то сильно меняется
и видеть собственные опусы о том, как ты восхищаешься человеком, о котором сейчас ты хочешь забыть навсегда... такое себе
как описать это чувство?
я сожалею?
но о чем я сожалею?
о том, что этот человек никогда меня не ценил так, как ценит кого-то другого?
о том, что этот человек тысячу раз говорил одно, а делал другое?
и самое противное - о том, что этот человек сказал мне что-то вроде "потому что у тебя никакого занятия нет", когда я ему сказала что я в общем-то хочу заснуть и не проснуться?
если это чему-то меня научило, так это тому, что я не настолько слаба, как мне может показаться и вполне себе могу справиться со своими проблемами и переступить себя
наверное, нельзя вешать на людей однозначные ярлыки "хорошо" и "плохо"
все мы по-своему хороши
и по-своему плохи
но теперь я понимаю
что этот человек для меня кусок дерьма, пусть даже он когда-то делал для меня хорошее. все плохое это перечеркивает
но самая отвратная мысль, которая как клещ копошится у меня под кожей: мне все еще интересно, что с ним и как он, и я просто не могу выкинуть его из головы, хотя надо бы. потому что он подорвал мое доверие к другим людям и просто прибежал ко мне утешиться, когда больше некуда было приткнуться
хочется чтобы он мне позвонил или написал где-нибудь, а я ему так, по-простому - иди нахуй и никогда про меня больше не вспоминай.
случая пока не подвернулось. но надеюсь как только, так сразу, и тогда уж наконец-то я забуду про это недоразумение
воскресенье, 27 мая 2018 г.
Тест: Я не ребенок.[Сборный... Kitagawa Momo 16:19:46
­Тест: Я не ребенок.[Сборный]
***


­­
- Прости уж, что опять приходиться просить об этом.
- Ничего, мне не в тягость, Хибари-сан, - женщина перед тобой, неловко улыбнулась, заправив за ухо выбившуюся прядь темных волос – Все равно ведь каникулы начались. А, провести день в компании обворожительного мужчины - всегда приятно.
Мальчик, стоявший за ее спиной недовольно сощурил свои серые глаза, словно ты назвала его главным идиотом мира, но от чего не став возмущаться он просто тихо фыркнул, пройдя в твою квартиру. Вы обе только тяжко вздохнули, наблюдая, как Хибари принялся просматривать каждый угол комнат, словно что-то пытался найти. Однако зная Кею не первый день, ты была уверенна, что он проверял наличие бардака в жилище, который этот маленький монстр просто ненавидел и лояльно давав шанс искупить свою вину генеральной уборкой.
- Удачи тебе с ним, - попрощавшись с соседкой, ты захлопнула дверь и начала искать своего гостя, который уже сидел в кресле гостиной, просматривая какую-то передачу про царство животных.
Изначально в твои планы входила прогулка где-нибудь в парке, но, как известно, не следует загадывать будущие наперед, ведь может что-то произойти. Как идущий сейчас ливень, начавшийся еще рано утром.
- Слушай...
- Кто это? - ты удивленно посмотрела в сторону плазменного экрана, на который указывал Кея, и увидела, фрагмент фильма про охоту льва в африканской саванне.
- Д-давай я тебе, что-то подобрее включу, - твоя рука только потянулась в сторону пульта, лежащего на подлокотнике кресла, как сидящий там мальчик перехватил его, окатив тебя ледяным взглядом.
- Я задал вопрос, - нервно сглотнув, ты, отошла на шаг назад, перебирая в голове учебник по зоологии. Пожалуй, единственный раз, когда он действительно пригодился.
- Это ориксы - вид вымирающих саблерогих антилоп. Такое же травоядное животное, поэтому является пищей хищников, вроде львов и леопардов. Доволен?
Но он ничего не ответил, странно блеснув глазами, когда ты обидчиво скрестила руки на груди. В это же мгновенье телефон, лежащий в кармане домашних шорт, неприятно завибрировал. Стоило только увидеть имя, высветившееся на дисплее, как щеки покрылись бледным румянцем, не ушедшим от проницательного взгляда.
- Алло, [Твое Имя]?
- Да, это я, Адзуса. Что-то хотел? - звук на телевизоре стал стремительно расти, стоило произнести имя звонившего человека, а Кея держащий пульт в руке, делал вид, словно вообще здесь не причем и что концерт тяжелой музыки как-то сам включился.
Решив не тратить лишние нервы на пререкания с мелким бесом, ты включила плазму с помощью панели за экраном, но не успело пройти и секунды с этого момента, как Хибари выхватив телефон из твоей руки, убежав в сторону ванной. Тихо прорычав какое-то проклятье, тебе пришлось помчаться следом за ним, однако стоило его только нагнать, как дверь захлопнулась прямо перед твоим носом, а до слуха донесся щелчок замка. Попытка открыть его оказалась проваленной, а выбивать было самым худшим исходом, ведь от родителей тогда точно нехило бы досталось. Единственным вариантом было просить его выйти, но черт возьми, как не хотелось унижаться.
- Кея, я ведь по-хорошему прошу... если... то я... я... да, просто выйди и все!
Хибари лишь отрешенно продолжал смотреть на железную ручку, содрогающуюся под твоим напором. Скорее всего, он бы не за что и не взял бы твой телефон, но этот {censored}, которого ты именуешь не иначе как своим парнем, не имеет никакого права звонить на этот номер.
- Эй, что у тебя там происходит? - послышался раздражающий голос из динамика и брюнету, едва удалось подавить желание случайно ополоснуть его под контрастным душем. Он тяжело вздохнул, пытаясь не обращать внимания на скребущиеся звуки за дверью и с холодной злобой произнес.
- Данный абонент включен для вас навсегда или находиться вне зоны вашей сети. Убедительна просьба более сюда не звонить, иначе вы... - Кея на мгновенье задумался, но после, хмыкнув, продолжил - ...жалкое травоядное, будете забиты до смерти. This subscriber is included for you forever or is outside the zone of your network...
- Ты вообще кто?
- Слишком много вопросов для человека находящегося на одну ступень эволюции ниже меня.
- Сколько тебе лет мальчик? - парень едко усмехнулся, заставив Хибари скривиться в приступе накатившего отвращения - Я ведь не посмотрю, что ты ребенок...
- Я ее новый парень и впоследствии муж. Все ясно или какое-то из этих слов для твоего слабоумного мозга не понятно?
- А ты не ох...
- Ой, - вытащив симку, он сломал ее, пополам уронив на кафельный пол.
Ты уже просто билась затылком о стену в надеже, что мальчишка выйдет из ванной как можно быстрее. Обижаться на него долго у тебя никогда не получалось и этот раз не был исключением. В целом он был бы даже идеальным ребенком, если бы не был слишком своевольным.
В этот момент дверь неспешно открылась, и рядом с тобой встал Кея, протягивая телефон.
- Прости.
Тебе едва удалось подавить удивленный возглас от произнесенного им слова. Чтобы Хибари, да извинился? Да еще и перед тобой? Это точно было что-то за гранью фантастики. Но видимо решив окончательно тебя добить он, приподняв уголки губ в легкой улыбке.
- Ты так и будешь здесь сидеть с открытым ртом?

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1121-283.html
Тест: [Hazy Shade of Winter||Bungou... Kitagawa Momo 16:18:59
­Тест: [Hazy Shade of Winter||Bungou Stray Dogs]
Я теперь не бываю ни счастлив, ни несчастен. Все просто проходит мимо||Дазай Осаму


­­
Charlie Puth—Dangerously


В результате присутствует hanahaki!AU*
Можно даже назвать эту часть бонусом, так как в других результатах такого нет и не будет

Также прочесть можно здесь:https://ficbo­ok.net/readfic/65598­19/16767145


Измятые цветы, лежащие на полу рядом с тобой, вызывали чувство отвращения. Отвращение к этим проклятым розам, которые ты за эти месяцы возненавидела всей душой, отвращение к самой себе и этому чувству, которое растило внутри тебя эти самые цветы, разрывающие изнутри.

Ежедневные "букеты", которые ты откашливала до боли в горле, уже стали для окружающих чем-то обычным, тем, на что особо не стоит обращать внимание. Главным для них был находиться подальше, чтобы не подцепить заразу. И все, даже ты, смирились с тем, что жить тебе осталось не долго, а некоторые даже желали, чтобы это случилось быстрее, дабы не видеть этих окровавленных цветов и приступов кашля, от которых можно было задохнуться.

Ты держишь в руках один из бутонов, игнорируя боль от мелких шипов, вонзающихся в пальцы. Отбросив его к остальным, таким же измятым и окровавленным розам, ты прислоняешься к холодной стене, чувствуя, как внутри разрастается боль, предвещая новый приступ кровавого кашля. Резкая боль, как будто тебя проткнули насквозь чем-то тупым, от сердца разрослась по всем легким, не давая вздохнуть.

Оперевшись о стену, чтобы не упасть, ты схватилась за горло, уже практически задыхаясь из-за роз, не дающих воздуху попасть в легкие. Они буквально разрывают изнутри, вытисняют весь кислород, оставляя только боль. Первые несколько бутонов падают на пол вместе со слезами, стекающими по твоему лицу. Кашель вперемешку с рыданиями разносится по пустому классу, эхом отдаваясь от стен.

Прогуливать уроки, прячась здесь и давясь этими цветами стало чем-то обычным, даже обязательным.

Стерев с лица слезы и кровь, ты снова смотришь на кучку этих злосчастных цветов, еще больше начиная рыдать. Не в силах плакать тише, чтобы никто из учителей не услышал, ты зажала рот рукой, прикусив палец и давясь уже слезами.

Когда спустя пару минут сил на рыдания уже не хватало, ты просто смотрела в одну точку перед собой, положив голову на колени и иногда жалобно всхлипывая.

В такие моменты в голову приходили мысли, которые заставляли плакать еще сильнее, задумываться над своей жалостью и ненужностью.

Одна грустная мысль сменяется другой, и так возникает цепочка, которая ведет к одному варианту, который с каждым днем кажется все более правильным и заманчивым. Мысль о суициде, которая вытесняет все остальное. Когда надежды на то, что это прекратиться больше нет, самоубийство больше не кажется чем-то пугающим или отталкивающим...

Слёзы сменились смехом—неестественн­ым, нервным, безумным.
Посмотрев на часы, ты достала из портфеля ножницы. До конца урока осталось еще пятнадцать минут. Дрожащими руками приставив лезвие к синим линиям на руке, ты нервно сглотнула. Почувствовав холод металла, ты невольно вздрогнула, и на секунду подумала даже остановиться, но осознание того, что болезнь не отступит, что каждый день будет также полон боли и крови, уже с уверенностью проводишь по руке, чувствуя, как слезы все еще стекают по твоим щекам.
Ты не слышишь ни скрипа двери сзади, ни быстрых шагов до тех пор, пока кто-то не отдергивает твою руку, в которой ты держишь ножницы, не дав сделать надрез.


—Ты какого черта здесь творишь?—пытаясь скрыть дрожь в голосе, спрашивает голос сзади.


Обернувшись, ты видишь Дазая, все также сжимающего твое запястье. Заметив слезы на твоём лице и розы, лежащие рядом, он сразу же поменялся в лице, сменив злость на жалость.


—Даже не думай делать что-то с собой!..
—А что мне делать? Ждать, пока в один "прекрасный"день они порвут меня изнутри?.. или пока я не задохнусь из-за них?..—заплакав еще сильнее, чуть ли не крича, ответила ты,—Лучше так, чем каждый день давиться цветами!..


Осаму смотрел на то, как ты безуспешно пытаешься сдержать слёзы, все еще держа тебя за руку. Дав тебе немного успокоиться, он сел рядом, взяв один из помятых цветов.


—На сколько все серьезно?..—тихо спросил он, рассматривая розу.
—Кровь. Значит все близко к концу...—все еще дрожащим после рыданий голосом отвечаешь ты, смотря в пол.
—Значит ты...—Дазай осекся, нервно сглотнул. Молчание, воцарившееся на минуту лишь изредко прерывалось кашлем.
—Да,—ответила на недосказанный вопрос Осаму ты, не замечая, как слезы снова льются по щекам.


Дазай опустил взгляд в пол, думая над сказанным, но спустя несколько секунд резко вскочил. Осаму посадил тебя на парту, тем самым сделав вас одинаковыми по росту. Ты с непониманием смотрела в его темно-карие глаза, видя в них свое отражение.


—А теперь слушай внимательно,—медлен­но прошептал он, расставив руки на стол по обе стороны от тебя,—если ты еще раз попытаешься совершить самоубийство, то я сам тебя за школой закопаю.


Когда ты попыталась спрыгнуть со стола, Дазай схватил тебя за запястья, заставив сесть назад и поднять на него возмущенный взгляд. Ты уже открыла рот, чтобы возразить, но он перебил тебя, продолжая сжимать твои руки.


—И вообще, пока я жив, ты не умрешь,—взгляд Осаму вдруг изменился, он приблизился к твоему лицу так, что дыхание сбилось,— Я не дам тебе умереть...


Ты даже не успела понять смысл сказанного, когда Дазай, притянув твое лицо за подбородок, втянул в поцелуй. Он притянул тебя еще ближе, положив другую руку на шею, а первой все такое придерживая за подбородок. Ты закрыла глаза, чувствуя, как что-то теплое заполняет все внутри, заживляя ранки от шипов.

Прозвучавший в коридоре звонок заставил Осаму отстраниться от тебя. Он еще раз посмотрел тебе в глаза, после чего отошел на пару шагов назад. Дазай поднял с пола твой рюкзак, пытаясь скрыть свое смущение, и передал его тебе. Спустившись на пол, ты взглянула на Дазая, который поднял с пола ножницы.


—А это я заберу,—сказал он, спрятав их в карман джинсов.
—Сам вены резать пойдешь?—слегка улыбнувшись, спросила ты.
—А смысл?—Дазай повернулся к тебе и сделал шаг вперед, беря тебя за руку,—Мне что-то и умерать перехотелось.



Комментарии, пожелания и недовольства можно высказать здесь: http://josephinesha­dow.beon.ru/0-2-para­m-pam-pam.zhtml

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1121-443.html


Kagamine fans` > Записи участников сообщества

читай на форуме:
-о-
пройди тесты:
........
7654321
читай в дневниках:
1249

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх